Суббота, 24 июня 2017 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Миллиардер Груздев променял бизнес на политику, однако бизнес семьи растет

30 ноября -0001

ГубернаторТульской области Владимир Груздев (№90 в рейтинге Forbes с состоянием $1 млрд) давно не считает себя бизнесменом и не устает 
об этом напоминать. «Остались бизнес-проекты у моей семьи», — заявил он в интервью тульскому «Бизнес-журналу» вскоре после своего назначения в августе 2011 года. О компаниях, управляющих капиталом семьи Груздевых (в основном это средства от продажи «Седьмого континента»), мало что известно. Но один бизнес-проект существует сам по себе — компания «Модный континент». Она управляет сетью Incity — 370 магазинов женской одежды (включая франчайзинговые) и два магазина нижнего белья Incity Sleep & Sleep (из них будут выращивать новую сеть под названием Deseo). Выручка «Модного континента» в 2012 году составила 8,5 млрд рублей. 50,1% акций компании принадлежит Нелли Груздевой — матери Владимира Груздева, около 0,1% — его дочери Марии, креативному директору Incity.

Владимир Груздев отказался что-либо рассказывать Forbes об Incity, переадресовав вопросы председателю совета директоров и совладельцу «Модного континента» Александру Попову. Сам Попов уверяет, будто уже полтора года не видел Груздева. Однако, насколько известно Forbes, тот время от времени просматривает финансовую отчетность «Модного континента». И она не может его не радовать. Если по выручке компания в 2011 году почти в девять раз уступала «Седьмому континенту», то по EBITDA — всего в 2,5 раза (более 6,2 млрд рублей и около 500 млн рублей соответственно). Согласно опросу исследовательской компании «Ромир» (июнь 2012 года), среди одежных марок, продающихся в России, бренд Incity занимает 12-е место по узнаваемости, опережая H&M и Marks & Spenсer. Но когда-то «Модный континент» для бизнесмена Груздева стоял на заднем плане. Он даже не был мажоритарным акционером компании. Почему 
же все изменилось?

Попытка не пытка. Одеждой Владимир Груздев занялся тогда же, когда и продуктами. В 1994 году он открыл в Москве супермаркет «Седьмой континент» и одноименный мультибрендовый бутик (в розничной компании «ОЛБИ-Дипломат», где Груздев начинал бизнес-карьеру, он отвечал за одежные магазины). К 2002 году под вывеской «Седьмой континент» работало более 30 супермаркетов, а одежный бизнес был представлен семью магазинами — мульти- и мономарочными (например, «7 элемент», «007», «7 этаж»). Осенью 2002 года одежные магазины было решено объединить в сеть Fashion Continent под управлением ЗАО «Юми-А». В этой компании за Владимиром Груздевым числилось всего 17% акций, за Александром Поповым (с Груздевым он знаком с начала 1990-х) — 9%, а мажоритарная доля 30% досталась некоей Наталье Юдиной.

Почему так распределились доли, Александр Попов не объясняет, подтверждая лишь, что «работал там до того, как начал заниматься «Модным континентом». О совладельце «Юми-А» Наталье Юдиной известно немного: в 2004 году на открытии бутика Canali она присутствовала вместе с мужем Робертом Юдиным, вице-президентом и совладельцем компании «РМ Процессинг», торгующей нефтепродуктами. Юдина же значилась основным соучредителем ООО «Модный континент» — в 2003 году в момент его создания у нее было 50% долей. Доля Груздева была второй по величине — 28%, Попову досталось 11%. Как рассказал Forbes бывший сотрудник «Модного континента», Роберт Юдин появлялся только на корпоративах и в управлении компанией не участвовал — вероятно, всего лишь вложил деньги в проект. Наталья Юдина была в Fashion Continent директором направления «люкс».

Владимир Груздев и его партнер Александр Занадворов в то время готовили «Седьмой континент» к IPO, но привлекаемые деньги намеревались вложить в развитие сети супермаркетов (размещение состоялось в ноябре 2004 года на РТС, за 13% акций было получено более $80 млн). Между тем у «Модного континента» были свои планы. «Целью был выход на более емкий рынок одежды для построения большой сетевой компании. Такую в России сложно построить в люкс-сегменте», — вспоминает Попов. Сначала «Модный континент» вел переговоры о приобретении франшизы Zara, но его обошла финская Stockmann. Далее договориться пытались с Topshop — не договорились. И только потом, как рассказал Forbes близкий знакомый Груздева, появилась идея создать свой бренд молодежной модной одежды — этот рынок в России только формировался, почему бы и не попробовать?

С «Юми-А» Владимир Груздев со временем расстался — по словам того же источника, сейчас семья основателя «Седьмого континента» не имеет никакого отношения к Fashion Continent. Под вывеской Fashion Continent работает единственный мультимарочный бутик — Александр Попов говорит, что этот бренд принадлежит «Модному континенту» и был предоставлен в пользование под один магазин. «7 элемент» давно закрылся. У «Юми-А» осталось несколько бутиков Canali. Наталья Юдина весной 2007 года, когда соучредители «Модного континента» готовились к сделке с инвестфондом UCP, вышла из капитала компании. Доля Владимира Груздева (точнее, его семьи — став депутатом Госдумы, Груздев отмежевался от своего бизнеса) выросла до 61%, а доля Александра Попова — до 20%. Под брендом Incity на тот момент работало около 70 магазинов в 50 городах России.

Доступный fashion. Две повздорившие девушки дерутся на уличной спортивной площадке — видео, размещенное в интернете, выглядит как любительская съемка, но на самом деле это рекламный ролик. Победительница в яркой синей курточке гордо дефилирует прочь, на экране появляются слова «WIncity — побеждай!» …Обнаженная красотка пробирается сквозь тропические заросли. Сорвав яблоко с дерева, осознает свою наготу, замечает висящее на ветках ярко–розовое платье и тут же его надевает: «SIncity — быть модной не грех». Для Incity была снята целая серия вирусных роликов, обыгрывающих название бренда.

Марка с самого начала была ориентирована на женщин 18–30 лет, желающих купить модные, но недорогие вещи. Средний ценник — $20–30 за вещь. «Я бы не называл это mass market, — разъясняет Попов концепцию марки. — Просто fashion по доступной цене». Примерно треть первых коллекций составляла мужская одежда, но от идеи шить для мужчин быстро отказались: мужские вещи не так хорошо раскупались.

Первый магазин Incity открылся весной 2005 года в московском торговом комплексе «Охотный Ряд», к концу года в сети было 11 собственных и франчайзинговых магазинов в столице и за ее пределами. К разработке коллекций «Модный континент» привлекал молодых российских дизайнеров — в частности, Владимира Зубца, ранее работавшего в компании «Панинтер». Кое-что заказывалось итальянским дизайн-бюро. Поскольку объем продаж у «Модного континента» поначалу был сравнительно невелик, договориться с китайскими швейными фабриками не получилось. Приходилось закупать ткани и фурнитуру за границей, а коллекции отшивать на российских и белорусских предприятиях, что дорого и неэффективно. Когда сеть Incity разрослась, производство перенесли в Китай, Индию и Юго-Восточную Азию.

В начале 2000-х основным местом покупки недорогой одежды были вещевые рынки. Фирменные магазины потребители со средним и низким доходом обходили стороной, считая их излишне дорогими. Владельцы «Модного континента» вовремя разглядели скрытый спрос. «Такие сети, как Incity, Sela, Oodji и Befree, приучили потребителей к тому, что доступные цены могут сочетаться с форматом цивилизованного шопинга», — замечает управляющий директор консалтинговой компании Esper Group Дарья Ядерная. Быстрому развитию Incity также поспособствовал франчайзинг. «Модный континент» не требовал паушального взноса и роялти, а деньги зарабатывал на поставках франчайзи. В 2006 году сеть объединяла 58 магазинов, из них 39 франчайзинговых. Через год их число выросло более чем вдвое — 42 собственных и 79 франчайзинговых магазина.

«Сейчас мне тяжело вспомнить… Конечно, мы вкладывали и свои деньги, но в большей степени это были кредитные средства», — рассказывает Александр Попов. Величину начальных инвестиций он не называет. Выручка «Модного континента» в 2007 году превысила 1 млрд рублей, EBITDA — 28 млн рублей, но итогом пока что был чистый убыток в 3 млн рублей.

Первая оценка. Погрузившись в политику, Владимир Груздев (в то время депутат Госдумы от «Единой России») в конце концов решил расстаться со своим основным бизнесом. В ноябре 2007 года долю семьи Груздевых в «Седьмом континенте» выкупил его партнер — банкир Александр Занадворов. Но «Модный континент» остался в семье. «Продуктовый ритейл требовал большой концентрации сил и внимания, а одежный — нет, поскольку тогда еще не был крупным, — объясняет источник Forbes логику Владимира Груздева. — К тому же в одежном бизнесе более понятная и простая схема работы».

Для Incity нашли портфельного инвестора — фонд United Capital Partners (UCP). Сделка с ним была заключена весной 2007 года. Фондом руководил Илья Щербович — бывший президент инвестбанка UFG. Команда Щербовича в UFG закрывала несколько сделок для «Седьмого континента». По словам руководителя направления частных инвестиций UCP Виктории Лазаревой, оценить потенциал проекта фонд смог «благодаря опыту команды в секторе ритейла и пятилетней истории деловых отношений с учредителями «Модного континента». «Модный континент» превратился в ОАО, а United Capital Partners в два этапа (сделка предусматривала допэмиссию) приобрел 25% акций компании.

Как говорит Александр Попов, полученные $15 млн почти полностью пошли на развитие бизнеса (его доля уменьшилась до 12,4% акций). А заработал на капитализации «Модного континента» телерадиоведущий Владимир Соловьев. О том, что он владеет 5%-ной долей «Модного континента», стало известно в апреле 2007 года. Соловьев не скрывал, что знаком с его основателем. «Из политиков у меня очень хорошие отношения с Германом Грефом, Борисом Немцовым, Ириной Хакамадой, Владимиром Груздевым», — говорил он в интервью «Комсомольской правде». Груздев в то время занимал пост зампредседателя Комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству.

Соловьев тогда не стал объяснять, почему и как стал совладельцем «Модного континента». Александр Попов ограничился комментарием: новый акционер — «человек с инновационным подходом и нестандартным мышлением». Он и сейчас не вдается в подробности появления телеведущего в компании: «Это была очень простая история: мы пригласили Владимира стать нашим акционером, он заинтересовался…» Версии о том, что связывает Груздева и Соловьева, высказывались самые нелепые. Депутат и телеведущий их игнорировали. Владимир Груздев с тех пор неоднократно появлялся в программах Соловьева «К барьеру!», «Поединок», «Воскресный вечер». Владимир Соловьев продал свой пакет акций «Модного континента» в начале 2010 года. «Коммерсанту» он сказал, что доволен инвестицией — выручил примерно в три раза больше, чем вложил.

Сам по себе. Деньги, полученные от продажи «Седьмого континента», семья Владимира Груздева инвестировала в различные активы — в том числе выкуп 21% акций того же «Седьмого континента» в 2009 году. Через год пакет снова был продан Александру Занадворову. «Модный континент» на финансовые вливания не претендовал — жил на самообеспечении.

Компания без потерь пережила кризис 2008 года, при выручке почти 2 млрд рублей показав чистую прибыль 88 млн рублей. По словам главы совета директоров, «Модный континент» старается не брать больших займов, а открытыми кредитными линиями в Сбербанке, Юникредитбанке и еще нескольких банках пользуется при возникновении кассовых разрывов в течение года. Как говорится в одном из годовых отчетов компании, она старается поддерживать баланс между активным развитием, операционной эффективностью и финансовыми возможностями. «Мы никогда 
не подписываемся под тем, что нам некомфортно», — говорит Попов. Убыточных магазинов в сети быть не должно, а если такие появляются, от торговой точки отказываются. В прошлом году Incity ушла из торгового центра «Афимолл» в Москва-Сити, не договорившись о приемлемых для себя арендных ставках. Тем не менее Александр Попов уверяет, что многие девелоперы воспринимают Incity как трафикообразующий бренд и предлагают лучшие площадки.

Согласно рейтингу INFOLine & Retailer Russia, «Модный континент» в 2011 году вошел в тройку одежных ритейлеров-лидеров по выручке на квадратный метр (около $6500). Компания нашла для себя еще один канал сбыта: открыла собственный интернет-магазин и договорилась с Wildberries и Lamoda. Доля онлайн-продаж в розничной выручке достигает 4–5%. Большинство российских одежных марок сделали ставку на casual, в коллекциях же Incity есть несколько линий: Basic — повседневная, Blue label — одежда для выходного дня и отдыха за городом, White label — элегантные вещи, Gold — наряды «для специальных поводов», Black — офисная одежда. Новейшие тренды — это линия Newness. Как и в западных компаниях, дизайнеры Incity присутствуют на модных показах и сразу берутся за эскизы, чтобы через несколько месяцев в магазинах появились самые современные вещи.

В создании коллекций участвуют как российские, так и иностранные дизайнеры — английские, итальянские, американские. Их работу координирует Татьяна Катинова, учившаяся в лондонской Saint Martins School of Art and Design. Другая выпускница этой престижной школы, дочь Владимира Груздева Мария работает в компании креативным директором. Она, например, отвечала за совместный проект с Игорем Чапуриным, одним из самых именитых российских модельеров: 
он создал для Incity капсульную коллекцию и серию принтов для футболок. На интернет-форумах потребители иногда критикуют Incity за не всегда качественные ткани и вещи в целом. Но интерес к бренду от этого не снижается. Выручка «Модного континента» в 2012 году выросла на 33%, до 8,5 млрд рублей. «Доля в деньгах Incity на российском рынке сопоставима с долей H&M и Zara, что, думаю, не позволяет говорить о ее недостатках», — считает независимый fashion-консультант Екатерина Петухова.

Путь к размещению. Как только среди акционеров «Модного континента» появился United Capital Partners, пошли разговоры, что дело, похоже, идет к IPO. Александр Попов не отрицает, что оно может случиться, 
но IPO никогда не было для компании самоцелью — «это возможность привлечь дополнительный капитал на открытом рынке и стандартизировать ее на другом уровне». По его словам, технически к размещению «Модный континент» готов: у компании хорошие финансовые показатели и аудированная финансовая отчетность и по РСБУ, и по МСФО (с 2007 года). Конкретного срока пока нет, все зависит от рынков, но вероятно, в перспективе двух-трех лет. По словам Виктории Лазаревой, в случае IPO фонд может продать часть своих акций (его текущая доля составляет 29,7%). Но не весь пакет — у «Модного континента» «огромный потенциал роста». Попов говорит, что в России, Белоруссии, на Украине и в Казахстане (в этих странах уже около 30 магазинов Incity) компания может открыть до 700 магазинов — доля «нецивилизованной розницы» в торговле одеждой снижается, а доходы среднестатистического потребителя растут.

Пока же «Модный континент» создает новый проект — сеть магазинов Deseo. В компании заметили, что доля нижнего белья в продажах Incity составляет до 7% и возрастает в сезон весна-лето. Было решено открыть два пробных специализированных магазина. Эксперимент оказался удачным. Весной этого года «Модный континент» начнет открывать магазины нижнего белья и домашней одежды для женщин и мужчин. Коллекция мужских вещей в 2014 году вновь появится в Incity. Если продажи пойдут хорошо, то в том же году «Модный континент» попробует открыть крупноформатные магазины — от 1000 кв. м.

«Мы позиционируемся как глобальная компания, — заявляет Попов. — Наша продукция производится во многих странах. У нас глобальный подход к дизайну. Даже с точки зрения акционерного капитала мы не совсем российская компания, потому что у нас есть иностранные акционеры. Минимальный годовой прирост выручки — 30%. Не многим компаниям на нашем рынке удалось развиться до такого уровня».

Галина Зинченко Forbes, 04.02.2013


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 ТАС
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru