Понедельник, 26 июня 2017 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Владимир Ростовцев : «Контроль должен быть»

30 ноября -0001

Недавнообластная Дума утвердила председателем счетной палаты Тульской области Владимира Ростовцева, до того возглавлявшего Территориальное управление Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Тульской области. Также были утверждены по представлению губернатора аудиторы счетной палаты: Сергей Беляев, Александра Ковалева, Любовь Теремкова и Елена Уварова. Напомним, в ноябре был принят закон о региональной счетной палате, которым определялись основные задачи нового государственного органа: финансовый контроль за исполнением бюджета области и бюджета территориального фонда обязательного медицинского страхования, проведение финансовой экспертизы нормативных правовых актов бюджетного законодательства, оценка эффективности расходования бюджетных средств. Свое первое интервью в новой должности Владимир Ростовцев дал «МК в Туле».

— Владимир Николаевич, насколько новый контролирующий орган, финансируемый из областного бюджета, и вы, как его председатель, сможете быть независимым от региональной власти, от губернатора, к примеру? Раньше вы возглавляли Тульское управление Росфиннадзора и независимости, пожалуй, было больше…

— Независимости в чем? В том, что у меня начальник находился в Москве? А сейчас финансирует региональную счетную палату областной бюджет, который утверждает облдума. И назначает меня и аудиторов Дума по представлению губернатора. Это что так важно кто начальник? Просто надо делать свою работу и все. Отчет о работе в соответствии с действующим законом, счетная палата будет направлять в облдуму и губернатору. Опять же включать в план работы я буду проверки, которые исходят от Думы и от губернатора. Проверки на территории области — это вопрос, который требует самостоятельности, потому что вопросы могут возникать любые. По чьей-либо просьбе покрывать какого-то жулика нельзя.

— Структура Счетной палаты: председатель, 4 аудитора, аппарат. Сколько всего людей, кто они?

— Со мной уходит мой заместитель Александра Ковалева. Елена Васильевна Уварова из контрольной комиссии облдумы — она профессионал, знает все, у меня большие надежды на нее. Сергей Беляев — зам начальника УВД, возглавлял управление по борьбе с экономическими преступлениями…

— И Любовь Теремкова, родная сестра губернатора… Не противоречит ли назначение ее аудитором региональной Счетной палаты законодательству?

-По вашей логике, ни один родственник губернатора не может работать на территории Тульской области? Потому что закон о госслужбе подразумевает, что нельзя быть в прямой подчиненности. Получается, что губернатор — вершина властной пирамиды в регионе, и каждый его родственник должен уезжать за пределы области? Это абсурд, по-моему. У нас президент есть, у него тоже есть родственники, и у премьер-министра есть родственники, что же они вообще не должны работать ни в каких государственных органах?

Любовь Теремкова отвечает требованиям данной должности, она и образование имеет, и определенный опыт работы. Закон позволяет, не вижу предмета разговора. Если бы назначили мою жену в аудиторы — тогда был бы предмет для претензий. Или это был человек, который чем-то себя запятнал или не подходил бы, тогда ваш вопрос был бы понятен. Я лично не имею никаких возражений. Все остальное это измышления.

— Вы сейчас вступаете в должность, время на адаптацию будет или сразу с места в бой?

— Сразу после заседания Думы я подал заявление об уходе. По закону, у меня 14 дней на передачу дел. Я могу приступить к исполнению своих обязанностей в Счетной палате 16

февраля. Но я еще должен завершить все дела в управлении Росфиннадзора. Помимо текущих дел здесь есть и такой момент: в Туле на базе нашего управления будет проводиться семинар по валютному контролю для всех управлений ЦФО. Подготовка к нему — это большая работа. Он состоится 19-20 февраля. Хотя я к этому моменту формально уже уйду, но бросить все я не могу — это не порядочно. Все будет сделано в лучшем виде, это уже не первый такой семинар, наше управление всегда было на хорошем счету, надо марку поддерживать.

А потом все идет в параллельном процессе: одно дело подготовка и уход, другое те документы, которые палата должна будет наработать очень быстро и все уже в работе. У нас нет времени на раскачку, потому что в марте уже надо будет проводить экспертизу результатов бюджетного процесса прошлого года, будем проводить проверки, в том числе муниципальных образований. Должны быть и люди готовы к этому, времени и помещения. Вопросов пока больше, чем ответов. Но, я думаю, что все будет сделано.

— А помещения уже выделены?

— Нет, ничего еще практически нет. Помещения, которые занимала контрольная комиссия Думы, надеюсь, останутся. Но сотрудников в счетной палате больше. Вопрос сложный. Все сейчас только начинает решаться.

Кроме того, мы должны подготовить регламент работы счетной палаты и вынести его на рассмотрение Думы. А это очень важный и очень объемный документ. Регламент должен предусматривать все, это очень большая работа, и чем больше в нее влезаешь, тем больше вопросов возникает. Сейчас мы основу этого регламента сделали, но еще не до конца. Плюс еще, как минимум, к нему документов 30-50. И все это должно быть готово, по каждому направлению должны быть оговорены все вопросы.

— Получается что счетная палата начинает деятельность с большой бюрократической работы, практически не относящейся к аудиторским проверкам?

— Она необходима. И проверки тоже будут, и экспертиза законодательных актов.

— Муниципальные образования будете проверять?

— Конечно. Все областные деньги, а областными деньгами становятся и деньги, которые идут из федерального бюджета, т.е. трансферты, идущие в область, и потом спускаются вниз — это все что мы будем проверять. И деньги, которые приходят в муниципалитеты из областного бюджета в виде трансфертов, тоже.

— Сейчас в Туле разворачивается скандал с Управляющей компанией — такая проверка будет в вашей компетенции?

— Это вопрос сложный. Думаю, нет. Если в управляющей компании есть деньги областного бюджета или областное имущество, то мы можем ее проверить. Все деньги областного бюджета, проверяются. Каждый проверят по своему направлению. Так как они в бюджетах переплетаются, мы можем проверять исполнение всех трансфертов.

— Через полгода какие-то результаты будут?

— Результаты чего?

— Но это же любимый вопрос: где деньги? Был скандал с дорогами, огромный пласт земельных вопросов, а теперь все не разграниченные участки — в ведении области…

— Будем смотреть все эти пласты. Для этого и создана счетная палата, она больше, чем была контрольная комиссия Думы. Основная цель ее создания была в том, чтобы улучшить качество контроля, объем проверок должен увеличиться.

— Как будут выстраиваться ваши отношения со Счетной палатой Российской Федерации?

— Прямого подчинения нет. Естественно, на все запросы, которые делает Счетная палата, региональная должна откликаться.

Вертикаль контрольных органов выстраивается в регионах. Счетная палата — это парламентский орган контроля. После визита в Тулу председателя Счетной палаты РФ Степашина пошло это движение по созданию счетной палаты у нас. Думаю, это только на пользу области. Есть ассоциация контрольно-счетных органов России, в которую на добровольных началах входят все контрольно-счетные органы регионов.

— Были разговоры, что Степашин создает как бы свою сеть в регионах?

— Сеть – это как-то… Систему. Контроль должен быть. К примеру, валютный контроль, когда он начинался в 1994 году, нарушений был вал какой-то, миллиардами валюту выводили за границу. Буквально через 2-3 года нарушений стало меньше, а потом и законодательство по валютному контролю изменилось, стало более либеральным. Конечно, нарушения остались, но не такие. Раньше это был просто увод денег за рубеж миллиардами.

— А сейчас во время кризиса тоже миллиардами выводят?

— Пока таких тенденций не видно. Во-первых, законодательство другое. И потом у нас не так много объектов, которые могли бы это делать. Кто выводит? Олигархи? Много у нас их?

— А банки?

— Для этого должны быть большие банки. А у нас в основном филиалы банков. В Москве, наверное, выводят, а наши тульские банки … им продержаться бы. Тяжело им сейчас -денег-то нет.

— И вам «повезло» возглавить счетную палату именно в такой период, когда все обостряется до предела…

— В период обострения, конечно, контроль должен усиливаться. В законодательстве — и в бюджетном, и в валютном, — даже есть такие моменты, когда правительство может вводить некие жесткие антикризисные меры. Пока таких жестких мер не вводится.

— Часто слышишь, что основная причина многочисленных нарушений в том, что «народ обнаглел» от слабого контроля.

— При проверках мы, конечно, выявляем нарушения, но они чаще связаны с незнанием, неопытностью, а так чтобы сознательно воровали — у нас, я имею в виду проверки Росфиннадзора, таких случаев мало.

— А будете ли проверять эффективность использования средств?

-Проверять эффективность — это самое сложное, проверять правильность использования средств легче -есть закон о бухгалтерском учете, разные нормативные документы. А вот насколько эффективно использованы средства… Вот у вас есть сто рублей. Вы можете посадить 10 деревьев, но это будут наши березки, которые выкопали в ближайшем лесу. Или за эти же деньги вы посадите 5 туй, которые стоят в два раза дороже. Эффективно ли были использованы средства? Попытки систематизировать это направление контроля есть, но это такие огромные фолианты. И всегда будут говорить, что намерения были хорошие. Правда, благими намерениями выстлан путь знаете куда…

Московский комсомолец в Туле, 13.02.2009


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 ТАС
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru