Воскресенье, 17 декабря 2017 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Частные военные компании: разрешать ли их в России

19 октября 2017

Методы и ресурсы ведения войн в конце XX — начале XXI века существенно отличаются от тех, что применялись нашими дедами и прадедами. Одним из ноу-хау ушедшего века стало официальное появление частных военных компаний.

В России подобная деятельность запрещена и подпадает под действие двух статей Уголовного кодекса, хотя в мире использование ЧВК в зонах вооруженных конфликтов уже давно обычная практика. А сейчас, когда Россия расширяет свое присутствие в других регионах, ЧВК могли бы стать хорошими помощниками армии и проводниками интересов государства. Конечно, как у любого явления, тут есть и плюсы, и минусы. Нужны ли России официально частные военные компании, сейчас существующие в стране в очень зыбком правовом статусе, «МК» решил узнать у специалистов.


BlackWater — самая известная американская частная военная компания. После скандала, связанного с их деятельностью в Ираке, провела ребрендинг и теперь называется Academy.

Предыстория вопроса

«Предками» ЧВК условно можно считать «солдат удачи», которые начали действовать уже в 50-х годах. Это были организованные группы наемников, которые за хорошие деньги уезжали в горячие точки и выполняли приказы тех, кто дал им больше денег. Как правило, это были бывшие военные или просто интересующиеся военным делом люди. После выполнения миссии такие отряды обычно расформировывались. Первая ЧВК появилась в Британии в 60-х годах. Ее создатель, полковник британской армии, проанализировав действия наемников, решил, что их деятельность можно, грубо говоря, поставить на конвейер. Занимались они в основном охраной и обеспечением безопасности объектов нефтяных компаний в нестабильных регионах. До 90-х годов такие организации работали в «серой» зоне. Правительства западных стран использовали их для реализации своих целей там, где применение регулярных войск было невозможно.

Постепенно из тени ЧВК начали выходить после окончания «холодной войны». Неоднократно их деятельность пытались загнать в какие-то юридические рамки. После скандала с небезызвестной Blackwater в Ираке (убийства мирных жителей и пр.) вопрос об ответственности ЧВК встал совсем остро.

17 сентября 2008 года был принят «документ Монтрё» — некий свод скорее рекомендаций, чем жестких правил. Он определил, что ответственность за деятельность ЧВК должны нести и «страна происхождения» компании, и страна, с которой ЧВК заключали контракт. Согласно данному документу: «ЧВК — это частные предпринимательские субъекты, которые оказывают военные и/или охранные услуги, независимо от того, как они себя характеризуют. Военные и охранные услуги включают, в частности, вооруженную охрану и защиту людей и объектов, например транспортных колонн, зданий и других мест; техобслуживание и эксплуатацию боевых комплексов; содержание под стражей заключенных; консультирование или подготовку местных военнослужащих и охранников».

В России же деятельность ЧВК попадает под действие двух статей УК: «Наемничество» и «Организация незаконного вооруженного формирования». Плюс покупка боевого оружия у нас вне закона. Однако, принимая во внимание общемировую тенденцию передачи некоторых функций государства в частные руки, вопрос о возможности легализации деятельности частных военных компаний все чаще поднимают в нашей стране.

Об актуальности вопроса говорят многократные попытки протолкнуть в России закон, который регулировал бы действия ЧВК. Сейчас же статус их весьма размыт — и официально они существовать не могут, ведь законом это не разрешено, однако де-факто структуры, очень похожие по своим функциям на ЧВК, уже есть, только действуют в «серой» зоне.

«Если явление имеет место, то и контролироваться оно должно»

Мы задались главным вопросом: нужны ли России частные военные компании и кто должен регулировать и контролировать их деятельность? За ответами на этот вопрос мы обратились к Владимиру Неелову, эксперту Центра стратегической конъюнктуры.

— Вы говорили о нескольких законопроектах о деятельности ЧВК. Почему же ни один не был принят?

— Думаю, что начать нужно с небольшого исторического экскурса. Этот вопрос обсуждается в России уже на протяжении 6 лет. Первая попытка принять похожий закон была предпринята еще в 2012 году. Будучи премьер-министром, в послании Совету Федерации Владимир Путин сказал, что подобный законопроект своевременен. Поэтому в 2012 году его вынесли на обсуждение. Публично законопроект поддержал и Дмитрий Рогозин. После нескольких месяцев блуждания по коридорам Госдумы законопроект завернули, указав на то, что он «противоречит Конституции». Следующая попытка «пропихнуть» похожий законопроект была предпринята в 2014 году, после событий на Украине. В ноябре 2014 года законопроект не прошел дальше стадии предварительного рассмотрения Советом Государственной думы: он был также отклонен все по той же причине — противоречие Конституции. В 2015–2016 годах были предприняты две попытки, которые тоже успехом не увенчались. Я думаю, что дело здесь в позиции основных силовых структур, да и события на Украине подлили масла в огонь. Во-первых, встанет вопрос об обороте оружия. Впрочем, существует мировой опыт, как данная проблема может решаться. Например, сотрудники британских ЧВК вообще не имеют права ходить вооруженными на территории Великобритании. Как это будет регулироваться у нас — вопрос. Плюс, как было сказано выше, Украина продемонстрировала всем, что, обладая деньгами, человек может создать собственную армию, которая при должном уровне подготовки сможет противостоять правительственным силам.

— Действительно ли в России назрела необходимость в юридическом регулировании деятельности ЧВК?

— Я сторонник принципа, что если явление уже имеет место, то и контролироваться оно должно. В России в некой «пограничной» зоне работают, скажем, «РСБ-Групп», «Моран секьюрити групп» и некоторые другие подобные компании. То есть в России точно есть смысл в регулировании деятельности ЧВК. Тут еще должен ставиться вопрос целеполагания: если что-то в государстве создается, то нужно понимать зачем. В США, например, такие компании занимаются широким спектром видов деятельности. Это и охрана судов, объектов энергокомплекса, дипломатических и других миссий, логистика, обучение. В общем, ЧВК могут использоваться там, куда нет смысла оттягивать основные силы. Зачем, скажем, оставлять в тылу группу для охраны нефтяной инфраструктуры и тем самым ослаблять основную группировку?

В том виде, в котором частные военные компании существуют в западных странах, это довольно эффективное средство решения конкретных задач, спектр которых значительно шире, чем принято представлять широкой общественности. Но и проблем, как показывает западный опыт, возникает большое количество. Нельзя забывать, что владельцы частных военных компаний, как в любом бизнесе, ставят своей главной целью извлечение прибыли, что в известном смысле противопоказано в таком деле, как военная безопасность.

В России большое количество военных специалистов, которые по разным причинам ушли из силовых структур. И многие хотели бы продолжать заниматься военным делом. И ЧВК для таких людей — прекрасная альтернатива. В Британии, например, нередко такие компании заключают договоры с большими нефтяными компаниями на охрану объектов в горячих точках. Мы могли бы действовать по тому же принципу — это не оттянет регулярные части и деньги останутся в стране. Более того, крупные отечественные корпорации, работающие в нестабильных регионах мира, могли бы на законной основе нанимать для обеспечения безопасности российские ЧВК. Их услуги, в свою очередь, пользовались бы неплохим спросом у многих государств и зарубежного бизнеса, то есть приносили бы некоторый доход в российскую казну (при условии, что они не будут выведены в офшоры).

Но в кадровом вопросе есть и обратная сторона — может произойти отток кадров из силовых структур. Ведь на примере западных ЧВК платят в частных компаниях больше. Помимо финансового есть и другие мотивы. Например, в частных военных компаниях нет столь жесткой иерархической структуры, как в вооруженных силах, где зачастую профессионалам, которые хотят реализовать свой потенциал, это сделать сложнее, чем в частной организации.

— Каким образом должно государство контролировать деятельность ЧВК?

— Деятельность ЧВК, естественно, должна контролироваться. Во-первых, для этого есть механизм лицензирования. Любая ЧВК, перед тем как выйти на рынок, должна пройти эту процедуру. Плюс любая деятельность, которая связана с оборотом оружия, должна находиться под контролем государства.

— Какие функции могут выполнять ЧВК в зоне боевых действий?

— Охрана объектов, высокопоставленных лиц, сопровождение конвоев, консалтинг, притом в самом широком смысле — от оперативно-тактического до стратегического. Есть примеры, когда ЧВК помогают государству, в котором работают, в разработке военной доктрины. На Украине, скажем, привлекались сотрудники ЧВК для проведения полицейской реформы. Кроме того, в число функций могут входить и тыловое обеспечение, и логистика, и обучение. Под обучением тоже нужно понимать очень широкий спектр — здесь обучение личного состава и основам тактики, и обращению с новыми видами вооружений. Нередко сотрудники ЧВК привлекаются и как военные переводчики. Для сбора разведданных могут привлекать частных специалистов. В целом спектр широкий.

— Какие виды вооружений, на ваш взгляд, могут использовать ЧВК?

— Ну прежде всего легкое стрелковое оружие, легкую бронетехнику, бронированные машины. Вертолеты и транспортную авиацию. А вот использование тяжелой бронетехники — прерогатива армии.

— Кто должен нести ответственность за деятельность ЧВК? Сама компания, государство или наниматель?

— Опять же легче объяснить на примере. Была в 2012 году довольно показательная история с нашей «Моран секьюрити групп». Они заключили контракт в Нигерии. А эта страна находится в зоне интересов Британии, и делиться своим «куском пирога» подданные королевы не хотели. Поэтому судно, на котором сотрудники компании направлялись на задание, было задержано за контрабанду оружия. Полтора года наши граждане не могли вернуться домой. И вот в подобных случаях нужно действовать исходя из соображения, что это наши граждане. Идеальная модель поведения в таких ситуациях у США — они сначала вывозят своих граждан на свою территорию, а потом уже разбираются с ними (либо не разбираются, как это часто случалось в Ираке). Есть еще один вариант ситуации — если ЧВК нанимает какая-либо корпорация. Тогда получается, что ответственность должна нести компания-наниматель.


Наши граждане Роман Заболотный и Георгий Цурканов сейчас находятся в плену у «ИГ» (запрещена на территории РФ). Что с ними, не известно — ровно так же, как и путь их попадания в Сирию. Возможно, если бы в России узаконили ЧВК, то судьба искателей приключений сложилась бы по-другому.

«У нас есть шанс запрыгнуть в уходящий поезд»

На Западе ЧВК — это уже давно привычные организации. Посмотреть на то, как они устроены, какие задачи выполняют и как живут, вполне реально. Бывший сотрудник западной ЧВК, просивший не называть фамилии, рассказал «МК» о своей службе.

— Чья это была компания?

— Это британская компания.

— Это была компания широкого профиля или специализировалась на чем-то конкретном?

— Мы занимались только охраной судов. Компания на этом специализировалась.

— По сравнению с официальными структурами в ЧВК платили больше?

— Я не могу судить о всех, но когда я пришел туда в 2010 году, зарплата у нас была довольно большая — 10 000 долларов в месяц. Ну и тогда, если вспомнить ситуацию с пиратством, наш вид услуг был востребован. Пираты были плохо вооружены, и всего нескольких человек на судне было достаточно для его охраны. В то время в основном сотрудниками компании были граждане стран Западной Европы. Много было британцев, французов.

Однако через какое-то время и оружие у пиратов стало более современное, и они получили возможность выходить в море. Но к этому моменту появилось достаточно компаний на рынке, которые конкурировали за заказы. Поэтому постепенно зарплата начала падать. Сначала ее урезали в 2 раза — и из компании начали уходить наиболее квалифицированные кадры, зато от желающих из стран Восточной Европы, с Балкан, Украины не было отбоя. Воевали они так себе, зато были нетребовательны. Потом денег стало еще в два раза меньше, и вот тогда я ушел.

— Нужно ли в России регулировать деятельность ЧВК?

— Я считаю, что если явление имеет место, то и юридическую базу надо под него подогнать. В России, насколько я понимаю, все, что явно не запрещено, то разрешено. Поэтому появляются некие охранные компании, которые по сути своей являются и ЧВК, по крайней мере спектр услуг их примерно схож. Но действуют они в так называемой серой зоне. Если грамотно разработать законопроект, четко прописать функции ЧВК, их обязанности и права, то проблем с этим не будет. Плюс это вливание в экономику государства — налоги-то они платить будут.

— Ты в курсе ситуации с «Моран групп» в 2012 году? На твой взгляд, в подобного рода конфликтах сотрудники ЧВК — это прежде всего граждане страны или наемники?

— Очень странно, что освобождение людей заняло так много времени. Понятно, что такие ситуации вполне реальны, но для этого заключаются официальные контракты. Был ли этот документ на руках у задержанных, неизвестно. Однако он вполне мог быть доказательством того, что люди не просто так с оружием пришли сюда убивать мирных граждан, а что они выполняют определенную миссию по просьбе правительства страны или крупной компании. Но если инцидент уже произошел, то государство, чьи граждане оказались в такой ситуации, должно, на мой взгляд, приложить все усилия, чтобы они как можно скорее вернулись домой. А уже потом разбираться с ними по внутренним законам. Более скользкая ситуация с Ираком и Academy (так сейчас называется та самая Blackwater). Там имело место нарушение международного законодательства, гуманитарного права, были убиты гражданские, которые не представляли опасности для сотрудников ЧВК. В данном случае это конфликт уже, по сути, межгосударственный и разбираться в нем должен Международный трибунал.

— Есть ли у нас шанс догнать в плане развития ЧВК Запад?

— Я думаю, что у нас все шансы. У нас прекрасные военные специалисты, много тех, кто имеет реальный боевой опыт, но по каким-то причинам не может служить в Вооруженных силах или уволен в запас — почему не дать возможность людям как-то передать свой опыт. Фигурально выражаясь, есть шанс запрыгнуть в уходящий поезд.

Читайте материал: "Откровения бойца частной военной компании в Сирии: «С оружием беда»

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 ТАС
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru