Воскресенье, 22 октября 2017 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Как нас лишают Родины

30 ноября -0001

Корпорация«Интеко» Елены Батуриной (по версии Forbes, входит в тройку богатейших женщин мира) намерена построить в Веневском районе Тульской области, на реке Осетр, цементный завод. Это вызывает у местных жителей крайнее возмущение.

Протест

Помимо всего прочего, людей оскорбило то, что решение о строительстве завода принималось без их участия. О том, что происходит, местные жители узнали постфактум, кстати, из публикации в «Молодом коммунаре» 8 июня с. г. Ужаснулись, написали протестное письмо и стали собирать подписи, на сегодняшний день их уже около 170. По словам Анны Горбачевой, которая привезла текст обращения в нашу редакцию, это только начало, желающих поддержать протест будет значительно больше.

Анна — писатель-краевед, она родилась в одном из сел, над которыми нависла цементная угроза, — в Щучьем. Давно переехала в Тулу, 25 лет отработала учителем в школе. Однако никогда не расставалась с родным Щучьим, в котором до сих пор живет ее мама. Здесь Анна бывает очень часто, проводит все лето, здесь фактически выросли ее дети. Любовь к этим местам с изумительной природой, богатым историческим и культурным прошлым, сопровождала Аню всю жизнь. Она с упорством и страстью, которым мог бы позавидовать профессиональный историк, изучает родные места, пишет о них.

— Известие о строительстве цементного завода стало шоком: меня лишают Родины, — говорит Анна и просит опубликовать протестное письмо.

«Из средств массовой информации нам стало известно, что в Веневском районе на реке Осетр, в районе сел Исаково, Харино и деревни Соколовка, ЗАО „Интеко“ планирует возвести на землях сельхозназначения цементный завод объемом производства 4, 6 миллиона тонн в год. Мы, жители сел Исково, Харино, Щучье, деревень Соколовка и Причали, категорически против этой стройки.

Во-первых, на землях, где хотят возвести цементный завод, располагаются широко известные в научных кругах Щучье городище X—XII вв., памятник федерального значения, с пещерой Сподвижника и святым источником, а также целый ряд поселений XII—XVI вв. и курган у с. Исаково. Эти археологические памятники имеют огромную научную и культурную ценность и охраняются законом.

Во-вторых, в урочище Каменная Гора (или Харинская мельница), в километре от будущего промышленного гиганта, находится природоохранная зона с чистейшими ключами и уникальной для наших мест флорой. Там в дикой природе произрастают ковыль, ирисы, нарциссы, вероника и другие редкие растения. Долина Осетра возле Исаково, Щучьего и Причалей издавна считается заповедником и самым красивым местом в Веневском районе.

В-третьих, в полутора километрах от предполагаемой стройки, в селе Щучьем, в бывшей усадьбе Софьи Смидович, расположен старейший в области Веневский психоневрологический интернат на 115 больных, инвалидов детства. И психически больным людям, и коренным жителям — пенсионерам, дачникам, приехавшим из крупных промышленных центров, и местным фермерам нужен свежий воздух, тишина, чистые огороды, поля и пастбища для скота.

Мы не против экономического развития региона, особенно сельскохозяйственной отрасли. Но в данном случае, прежде чем начать строительство цементного завода, просим проверить экономические расчеты, доказывающие целесо-образность этого строительства. А также провести независимые археологическую, экологическую, геологическую экспертизы: не станет ли для природной и культурной среды запуск цементного производства губительным».

«Захотят — в асфальт закатают»

Авторы письма старались придерживаться мягких, корректных формулировок. Жители Щучьего, узнавшие о визите корреспондентов «Молодого коммунара» и тут же собравшиеся в центре села, напротив, в выражениях не стеснялись. Особенно досталось москвичам, скупающим земли в провинции для производственных нужд, и лично владелице ЗАО «Интеко», самой богатой женщине страны и супруге столичного мэра Елене Батуриной.

— Я живу в Москве, приезжаю сюда в старый родительский дом подышать, — говорит Наташа. — Чем мы теперь дышать будем — цементом?

— Щучье — рай для детей, — подхватывает молодая женщина, представившаяся Еленой. — У меня старший сын девяти лет и доченька Ксения, ей год и четыре месяца. Мы десять лет никуда летом отдыхать не ездим — все время здесь проводим. Детишки крепкие растут, здоровые…

Женщины сетуют: одна из жительниц, Рая Майорова, в данный момент в отъезде, а она бы рассказала, что такое цементное производство: сама всю жизнь пахала на цементном заводе, астму заработала. Купила дом в Щучьем и впервые задышала как человек, без всяких лекарств. И московского художника Александра Стребкова мы, к сожалению, не застали. Нам рассказывают, что дом в Щучьем он купил только из-за вида на Осетр. И теперь его живописные и фотопейзажи занимают первые места на всевозможных выставках. К Стребкову часто приезжают друзья и коллеги на пленэры. Его гостеприимный дом сельчане так и называют: Дом художника.

Однако жизнь здесь кипит не только в летний сезон. В селе круглый год живут четыре молодые семьи с маленькими детишками, четыре пожилые супружеские пары, три одиноких старика.

— Что будет с нашими огородами и садами? — возмущаются местные жительницы. — Сейчас мы срываем с ветки и едим, даже не ополаскивая — все чистое. Ближайшие посадки богаты грибами и ягодами — тоже все погибнет. Неужели нельзя было найти для завода место там, где от него не будут страдать люди? Да кто мы для них? Для власти народ — ничто, захотят — всю деревню в асфальт закатают…

Для местных жителей и дачников перспектива цементного соседства — это к тому же серьезные финансовые потери. Люди покупали участки, строились, обихаживали свои дома. Если Щучье перестанет быть экологическим оазисом, то все эти вложения станут напрасными. Да, вроде бы публично обещали, что цементный завод будет оборудован фильтрами. Однако в эффективность этих самых фильтров никто из тех, с кем мы разговариваем, не верит.

Пострадают все

Два бывших москвича, ныне пенсионеры, Александр Москалев и Алексей Карташов, подгоняют джип. Мужчины основательно подготовились к встрече с нами: составили маршрут экскурсии по веневским местам и готовы нас сопровождать. Алексей — ветеран-«афганец», летчик, в последние годы служил в военно-транспортной авиации, несколько лет назад купил в Щучьем дом. Александр в прошлом — директор автошколы, у него жена из местных. Оба живут здесь практически постоянно. Выезжаем на самую высокую точку в округе. Вид такой, что от восторга дух захватывает. Елена рассказывает нам об истории «веневской Швейцарии», а Алексей переводит разговор в техническую плоскость:

— Они думают, что мы здесь ничего не понимаем. Но мы все просчитали, — говорит Алексей. — Это очень мощный завод, для производства понадобится много воды — значит, будут буриться скважины, а это повлияет на состояние подземных вод. Осетр обмелеет, родники уйдут. А отходы производства куда будут сливаться? Конечно, в Осетр, который впадает в Оку, — последствия можете себе представить. Здесь сейчас уникальная природа, флора и фауна — водятся бобры, кабаны, косули, куропатки, тетерева. Все погибнет. И еще обратите внимание: завод будет стоять в этом месте, за посадкой, все деревни и села от него в радиусе всего полутора километров, совсем рядом — заповедник, природоохранная зона. А роза ветров здесь такая, что направление ветра постоянно меняется. Так что пострадают все. Я часто прихожу сюда, любуюсь природой — она же такая уязвимая, незащищенная. Посмотрите на эти места и попытайтесь представить, что на этой территории появится цементный монстр, начнется добыча известняка (скорее всего, открытым способом), все разроют… Представили. Стало жутковато.

Пока еще не поздно

Движемся вдоль Осетра. Места красоты невероятной, ландшафт живописный — можно понять приезжающих сюда художников. Обращаем внимание на редкостную для нашего региона ухоженность полей. Нам объясняют, что в Веневском районе активно развивается фермерство. Земля здесь очень хорошая, жирный, плодородный чернозем. Большинство фермеров выращивают картофель, для них перспектива строительства цементного завода — настоящий удар. «Это что же получается, следующей весной мы картошку посадим, а осенью с помощью отбойного молотка ее будем выкапывать?» — грустно пошутил один из фермеров.

Проезжаем мимо цветущего гречишного поля. Белая пена до горизонта, запахи дурманящие. Наши экскурсоводы рассказывают, что именно на этом поле берут взятки для будущего меда пчелы из деревни Соколовка, где в каждом втором доме — ульи, у одного из пчеловодов их более 100! А еще здесь работает фермер -латыш, раньше он выращивал отменные огурчики, а потом, когда возникли проблемы с их сбытом, перешел на сортовой хрен. С продажей этой культуры, как оказалось, проблем нет — хрен с удовольствием покупают столичные рестораторы. Хреновода известие о строительстве цементного завода страшно расстроило: он привык жить здесь и не хочет уезжать обратно в Латвию.

Останавливаемся на берегу Осетра. Это единственное место в округе, где растет ковыль, — для нашего региона очень редкая культура. Здесь вообще множество редких полевых цветов и трав, среди них немало лекарственных. Местные их собирают и сушат почти в промышленных масштабах — не только для себя, но и для друзей, знакомых. В экологической чистоте этих трав до последнего времени можно было не сомневаться.

Веневский район чрезвычайно популярен у любителей дикого отдыха. Кто-то сплавляется по реке, кто-то приезжает порыбачить и поохотиться. Здесь даже проходят автомобильные гонки по пересеченной местности. Но особенно много среди отдыхающих детей. Прямо на берегу разбили лагерь ребята из Донского: позагорать-поплавать на Осетр приехал целый класс. Ребята еще не знают, что в следующем году им, возможно, приезжать уже будет некуда.

Местные жители готовы бороться за Осетр, за заповедник, за свои деревни, дома и участки. Они уже подключили организацию «Зеленый патруль», шлют письма во все инстанции, в том числе в Общественную палату, председателю Совета при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Элле Памфиловой и др. Обращаются в структуры, занимающиеся охраной памятников, к экологам. Веневцы спешат, ведь до начала строительства осталось всего несколько месяцев. А потом будет поздно…

Ирина Скибинская, «Молодой коммунар» (Тула), 02.07.2010г.  


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 ТАС
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru