Среда, 28 июня 2017 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Харитонов Сергей Алексеевич

30 ноября -0001

Скачать бюллетень в формате MS Word

>Серия «Политическая Тула»

Выпуск 1

 

ХАРИТОНОВ СЕРГЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ Главный федеральный инспектор по Тульской области

 

 

ВВЕДЕНИЕ

Очередной выпуск своего бюллетеня Тульская аналитическая служба (ТАС) решила посвятить исследованию основных этапов политической карьеры Главного федерального инспектора (ГФИ) по Тульской области Сергея Харитонова.

Несмотря на заметное ослабление его внутриэлитных позиций и аппаратных возможностей, ставшее итогом острого, хотя неафишируемого публично, противостояния с губернатором Вячеславом Дудкой, в прошлом Сергей Харитонов претендовал на статус одного из «серых кардиналов» региона. В 2005 году он и сам был в полушаге от того, чтобы занять кабинет тульского губернатора — цели, к которой, как свидетельствуют изученные материалы, он стремился, по крайней мере, с момента назначения ГФИ.

Анализ открытых источников, проведенный специалистами ТАС, позволяет последовательно отследить карьерный путь С.Харитонова лишь с сер.1990-х гг. Сведения о более раннем этапе его биографии носят довольно фрагментарный характер. Но, как представляется, именно этот, «комсомольский», период во многом предопределил круг связей, стиль аппаратного поведения и траекторию будущей карьеры ГФИ.

Будучи выходцем из среднего звена советской комсомольско-партийной номенклатуры, С.Харитонов так и не смог до конца избавиться от характерных для этого класса «родовых пятен»: косность и несамостоятельность мышления, излишняя вера в силу административных рычагов, склонность к закулисным договоренностям и интригам, постоянная оглядка на «генеральную линию» и стремление приспособить ее для достижения личных целей. Более или менее выраженные проявления перечисленных выше черт можно обнаружить в материалах СМИ, освещающих этапы политической карьеры нынешнего тульского ГФИ.

 

 

БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Сергей Харитонов родился 18 июня 1952 года в рабочем поселке Лог Иловлинского района Волгоградской области. Образование: 1974 – Волгоградский сельскохозяйственный институт («инженер-механик сельского хозяйства»); 1984 – Московская высшая партийная школа; 2000 – Всесоюзный заочный финансово-экономический институт («финансы и кредит»). Трудовая деятельность: 1974-1975 – старший инженер по госсельтехнадзору Веневского районного управления сельскохозяйственного производства Тульской области; 1975-1976 – второй секретарь Веневского райкома ВЛКСМ; 1976-1979 – первый секретарь Веневского райкома ВЛКСМ; 1979-1980 – заведующий организационным отделом Тульского обкома ВЛКСМ; 1980-1982 – секретарь Тульского обкома ВЛКСМ; 1982-1983 – второй секретарь Тульского обкома ВЛКСМ; 1983-1985 – первый секретарь Кимовского горкома КПСС Тульской области; 1985-1986 – первый секретарь Тульского обкома ВЛКСМ; 1986-1990 – первый секретарь Белевского райкома КПСС Тульской области; 1990-1993 – председатель Совета народных депутатов Белевского района; 02-09.1993 – председатель комитета пищевой и перерабатывающей промышленности департамента по развитию агропромышленного комплекса и продовольствию Администрации Тульской области; 1993-1994 – председатель комитета по работе с территориями администрации Тульской области; 1994-1997 – заместитель губернатора Тульской области по социальным вопросам; 1996 – руководитель Тульского регионального штаба по выборам Президента РФ Ельцина Б.Н.; 1998-2000 – заместитель директора по финансам Тульского отделения банка «СБС-Агро»; 1999 – руководитель Тульского регионального штаба по выборам в Госдуму РФ блока «Единство»; 01-08.2000 – заместитель директора по финансам Тульского отделения «Россельхозбанка»; 2000 – руководитель Тульского регионального штаба по выборам Президента РФ Путина В.В.; 08.2000 — н.в. – главный федеральный инспектор в Тульской области аппарата полномочного представителя Президента РФ в Центральном федеральном округе. Награжден орденом «Знак Почета», медалью «300-летию Российского флота».

1. НАЧАЛЬНЫЙ ЭТАП КАРЬЕРЫ С.ХАРИТОНОВА

1.1. Комсомольское прошлое С.Харитонова

О советском периоде деятельности Сергея Харитонова известно мало. Еще во время учебы в институте в Волгограде он зарекомендовал себя в качестве организатора и активного комсомольца, возглавив стройотряд, выехавший в командировку в Сургут.

Дальнейшее восхождение Харитонова по номенклатурной лестнице, вероятно, развивалось как типичная карьера комсомольского аппаратчика эпохи застоя, для которой были характерны выслуживание перед вышестоящим партийным начальством, интриги, использование служебного положения и т.д. Комсомольский этап карьеры, во-первых, дал возможность Харитонову установить обширные связи в среде тульской партхоз номенклатуры, которые в дальнейшем стали его основным ресурсом в продвижении во власти. Во-вторых, комсомольское прошлое определило стиль аппаратного поведения ГФИ и характерную для него манеру разъясняться пропагандистскими штампами, казенным языком агиток и плакатов. Тульские фельетонисты упоминают еще об одном навыке, приобретенном Харитоновым в пору комсомольской молодости, — умении выпивать «за раз» трехлитровую банку пива.

Август 1991 года Харитонов встретил уже в кресле председателя Белевского райсовета. По некоторым данным, в начале путча он поддержал ГКЧП. Однако после провала попытки переворота сразу же заявил о поддержке курса на демократию и политики президента России Б.Ельцина. Впоследствии из областных библиотек якобы по его распоряжению в срочном порядке были изъяты все номера Белевской районной газеты, выходившие в неспокойный период распада СССР.

1.2. Период работы в Администрации Н.Севрюгина

Умение быстро ориентироваться в постоянно меняющейся обстановке помогло С.Харитонову в феврале 1993 года возглавить комитет пищевой и перерабатывающей промышленности аграрного департамента Тульской области. Тем самым бывший комсомольский вожак вошел в команду нового (с 1991 года) главы областной администрации Николая Севрюгина, пришедшего на должность губернатора из директоров совхоза и являвшегося активным сторонником Б.Ельцина. После перевода в областной центр Харитонов получил в Туле благоустроенную квартиру, а свою прежнюю квартиру в Белеве, где проживали родственники, и стоимость которой по данным БТИ составляла 2,7 млн рублей, обменял на еще одну квартиру в Туле, стоимостью 143 млн неденоминированных рублей.

Всего через год после перехода в команду губернатора Харитонов стал заместителем Севрюгина по социальным вопросам, но по некоторым данным, фактическая сфера деятельности Харитонова в то время распространялась далеко за рамки формальных полномочий куратора социальной политики в регионе. В частности, оппоненты Харитонова называли его неофициальным держателем кассы губернатора.

С работой Харитонова в Тульской областной администрации в 1993 1997 гг. связаны несколько крупных финансовых скандалов. Так, вице-губернатор по социальным вопросам возглавлял Фонд социальной поддержки населения Тульской области (по другим данным, был основным распорядителем фонда, а гендиректором был Михаил Ротин). Фонд был создан в 1992 году с целью аккумулировать бюджетные и коммерческие средства для оказания поддержки особо нуждающимся социальным группам населения. Однако впоследствии, после смены власти в регионе в 1997 году выяснилось, что половину собранных средств руководство фонда тратило на собственные нужды. По данным Русского бюро новостей, с 1992 по 1996 гг. на счет фонда из бюджета области поступило 656 млн неденоминированных рублей. Из них половину правление фонда потратило на свою зарплату, командировки, развитие собственной торговой сети и т.п. нужды [1].

К тому же времени относится другой скандал, связанный с расходованием средств, выделенных из федерального бюджета. В первой половине 1990-х гг. с целью создания рабочих мест для шахтеров закрываемых шахт Подмосковного угольного бассейна федеральный центр направил в Тулу средства, исчисляемые в миллиардах неденоминированных рублей. Недоброжелатели С.Харитонова сообщали о том, что часть этих денег якобы была «освоена» вице-губернатором по «социалке» на строительстве особняка в Веневе.

Третий скандал связан с выделением области средств на строительство жилья для переселенцев из ближнего зарубежья. Программу также курировал вице-губернатор по соцвопросам С.Харитонов. Всего было запланировано строительство 60 многоквартирных домов, но реально было заложено два фундамента. Согласно СМИ, недостача по данной программе составила 30 млн рублей.

Зоной пристального внимания и личных интересов С.Харитонова являлся фармацевтический рынок. Вместе с тогдашним вице-мэром Тулы по социальным вопросам Александром Федотовым он вел активную деятельность по установлению контроля над аптечным бизнесом региона. Официальные полномочия позволяли ему контролировать областные отделения фондов социального и обязательного медицинского страхования. Но помимо этого Харитонов являлся акционером и членом совета директоров ОАО «Тулафарм». Это положение он сохранил и после ухода из областной администрации (вплоть до назначения на должность ГФИ).

Справочно: Фармацевтическая компания ОАО «Тулафарм» создана в 1995 году. Состав акционеров: Фонд имущества Тульской области (22,9%), ООО «Компания «Медикаменткоммерц» (12,67%) и группа физлиц: Сергей Кожевников (13,28%), Наталья Пилюс (10,49%), Лидия Митина (6,99%), Евгения Тюрина (6,85%), Сергей Харитонов (5,67%), Василий Кузьмин (1,02%), Сергей Баркунов (0,05%).

По некоторым данным интерес к этому бизнесу также проявляли Олег Лукичев, Борис Сокол (его младший брат работал заместителем руководителя ФОМСа) и некоторые другие представители тульского истеблишмента.

Деятельность Харитонова на фармацевтическом рынке региона сопровождалась сомнительными финансовыми операциями. По данным СМИ, проверка прокуратурой тульских ФСС и ФОМС в 90-е годы установила, что по указанию Харитонова ими было перечислено на счет некоего подконтрольного обладминистрации банка более 1 млрд неденоминированных рублей.

1.3. Карьера финансиста

После победы в марте 1997 года на выборах губернатора Василия Стародубцева команда Севрюгина покинула областную администрацию в полном составе. Найти новую работу Харитонову помогли старые связи по комсомольской линии. В 1998 году он стал заместителем директора по финансам тульского отделения банка «СБС-Агро». Возглавлял отделение его старый знакомый Александр Ткаченко.

Справочно: «СБС-Агро» известен как банк Александра Смоленского — влиятельнейшего олигарха 90-х, который являлся деловым партнером Бориса Березовского. При помощи «СБС-Агро» структуры Березовского приватизировали «Сибнефть», а в 1997 году банк выделил Березовскому кредит в размере 13 млн долларов США на покупку недвижимости на средиземноморском побережье Франции, который не был возвращен [2]. Банк серьезно пострадал от кризиса августа 1998 года и после дефолта существовал только «на бумаге». Вкладчики, чьи сбережения находились в банке на момент кризиса, смогли вернуть не более 40% вкладов, а в течение года после кризиса значительная часть операций «СБС-Агро» была передана Первому обществу взаимного страхования, также подконтрольного Смоленскому. Часть оставшегося долга кредиторам была выплачена в результате реструктуризации банка в 2000-2001 гг., проводившейся Агентством по реструктуризации кредитных организаций (АРКО). В 2001 году банк был признан банкротом.

В январе 2000 года, после начала реструктуризации «СБС-Агро», являвшегося основным каналом кредитования аграрной отрасли, государство в целях поддержания отечественного сельского хозяйства создало «Россельхозбанк», которому были переданы некоторые активы «СБС-Агро», в частности, отделения на местах и организационная структура. Филиал «Россельхозбанка» в Тульской области возглавил прежний шеф отделения «СБС-Агро» А.Ткаченко, а С.Харитонов перешел в новый банк на должность заместителя директора филиала по финансам.

Тем не менее, карьера финансиста, по-видимому, не сильно прельщала С.Харитонова, и при первом же удобном случае он постарался вернуться в более привычную и понятную ему сферу. Трамплином для возвращения во власть стала избирательная кампания 1999/2000 годов.

Осенью 1999 года С.Харитонов принял активное участие в избирательной кампании блока «Единство», который был создан Березовским в пику объединению «Отечество – Вся Россия». Затем, в начале 2000 года (по некоторым данным, по приглашению тогдашнего полномочного представителя президента РФ в Тульской области Виктора Кузнецова) С.Харитонов возглавил тульский штаб Владимира Путина. Свою роль в этом назначении могло сыграть как то, что С.Харитонов в 1995 году принимал участие в создании областного отделения НДР, а в 1996-м возглавлял предвыборный штаб Б.Ельцина, так и его банковская работа — близкий Березовскому банк «СБС-Агро» являлся одним из спонсоров «Единства».

Так или иначе, проведя избирательную кампанию В.Путина в Тульской области, С.Харитонову удалось добиться внимания Администрации президента РФ и продемонстрировать ей свою полезность, что и предопределило возвращение бывшего вице-губернатора во властные структуры региона.

 

2. НАЗНАЧЕНИЕ С.ХАРИТОНОВА ГЛАВНЫМ ФЕДЕРАЛЬНЫМ ИНСПЕКТОРОМ ПО ТУЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ

2.1. Обстоятельства вступления в должность ГФИ

Спустя несколько месяцев после инаугурации нового главы государства, в июле 2000 года, С.Харитонов получил назначение на должность Главного федерального инспектора (ГФИ) по Тульской области. Пост ГФИ был введен вместо существовавшей с 1991 года должности полномочного представителя президента в регионе, которую бессменно занимал В. Кузнецов. Отчасти поэтому назначение Харитонова было воспринято многими как «подсиживание» им президентского полпреда, в свое время пригласившего бывшего вице-губернатора и финансиста в руководство штабом В.Путина и таким образом сыгравшего решающую роль в его возвращении в региональную политику.

Косвенно о непростых отношениях Харитонова и Кузнецова свидетельствовали и обстоятельства передачи дел. Так, по данным СМИ, весь электронный архив и базы данных, накопленные за время работы полпреда (1991-2000 гг.), были уничтожены, а бумажный архив опечатан и отправлен на хранение. Проверку по данному факту компетентные органы проводить не стали, а причину случившегося объяснили простым техническим сбоем.

Возможно, некоторое отношение к инциденту имело и то обстоятельство, что именно Кузнецов курировал расследование финансовых нарушений, в том числе истории с нецелевым расходованием средств, выделенных на строительство жилья для переселенцев из стран ближнего зарубежья, в которых был замешан С.Харитонов в бытность вице-губернатором.

2.2. Функциональные обязанности и сфера ответственности С.Харитонова

Став ГФИ, С.Харитонов получил довольно расплывчатые полномочия и весьма обширную сферу ответственности. Так, к функционалу ГФИ были отнесены следующие задачи: координация региональных подразделений федеральных структур, в т.ч. силовиков; взаимодействие региона с полпредством ЦФО и Кремлем; проведение политики федерального центра в регионе, контроль за исполнением решений федеральных органов власти; регулярные доклады и предложения по региону главе государства, работа с обращениями граждан.

Таким образом, благодаря новой должности, С.Харитонов стал одним из влиятельнейших фигур в чиновничьей элите региона, получив достаточно рычагов для выстраивания самостоятельной политической игры и создания альтернативного центра власти в Тульской области.

В рамках координации работы федеральных органов власти в регионе Харитонов регулярно проводил совместные совещания правоохранительных, налоговых, контролирующих органов Тульской области по различным проблемам (борьба с наркоманией, коррупцией, терроризмом, преднамеренными банкротствами и т.д.), а также участвовал в заседаниях коллегий УВД, УФСБ, УМНС, областной прокуратуры.

В плане налаживания и поддержания взаимодействия региона с федеральным центром – вместе с областным руководством представлял Тульскую область на заседаниях совета руководителей при полпреде президента в ЦФО, коллегиях силовиков и правоохранительных органов ЦФО.

Также С.Харитонов регулярно участвовал в заседаниях областной администрации, губернаторского совета и облдумы, в том числе по таким важным для региона вопросам, как обсуждение итогов развития области и принятие бюджета, в заседаниях совета глав муниципальных образований региона, в собраниях областного актива и т.д.

С.Харитонов лично осуществлял функции координатора визитов в Тульскую область высокопоставленных руководителей из федерального центра, что позволяло ему контактировать с ними напрямую. Так, в 2002 году ГФИ организовывал совещание с участием тогдашнего руководителя Росфинмониторинга Виктора Зубкова и первого зампреда Центробанка РФ Виктора Мельникова, прибывших в Тулу вместе с представителями FATF для изучения ситуации с отмыванием денежных средств на местах.

После объявления в 2006 году федеральной властью кампании по реализации приоритетных национальных проектов, С.Харитонов развил бурную деятельность по их кураторству — начал регулярно проводить совещания, инспектировать муниципалитеты области на предмет выполнения ими поставленных центром задач, а также выступать с разъяснениями сути федеральных инициатив в местных СМИ.

Впрочем, особых успехов в продвижении приоритетных нацпроектов, которые ГФИ определил как «подход к решению системных вопросов жизнедеятельности», достичь не удалось. В частности, регион фактически провалил проект «Доступное жилье», при этом Харитонову удалось в очередной раз решить собственный «квартирный вопрос» — в 2003 году он приобрел по договору долевого участия благоустроенную двухуровневую квартиру по ул. Шевченко, 6, в доме, где проживает деловая элита Тулы. Событие быстро стало достоянием общественности. Скандальный резонанс усиливал тот факт, что напротив элитного дома расположен двухэтажный барак, в котором проживают простые туляки. В итоге Харитонову пришлось выставить квартиру на продажу. По данным СМИ, он переселился оттуда в особняк в поселке Горелки, где проживает чиновничья верхушка области.

Однако несмотря на отсутствие реальных результатов и постоянные скандалы, в целом Харитонову удалось прочно обосноваться в кресле ГФИ и постепенно создать себе репутацию политического тяжеловеса.

 

3. УКРЕПЛЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПОЗИЦИЙ ГФИ В ПЕРИОД ГУБЕРНАТОРСТВА В.СТАРОДУБЦЕВА

3.1. Роль С.Харитонова в региональных избирательных кампаниях 2000-2001 гг.

Победа на выборах в Госдуму блока «Единства» и избрание президентом страны Владимира Путина положили начало формированию новой системы власти в России. Если раньше, при Борисе Ельцине, взаимоотношения Кремля и регионов строились на основе личных договоренностей с каждым губернатором, то теперь федеральный центр поставил задачу формирования монолитной вертикали власти, которая предусматривала бы безоговорочную поддержку регионами решений центра и основывалась бы на единстве политических взглядов.

Губернаторы «красного пояса», к которым относился и Василий Стародубцев, не вписывались в контуры новой политической системы. В этих регионах Кремль остро нуждался в проводниках своего влияния, опорах на местах. Для ГФИ по Тульской области это означало фактическое получение карт-бланша на укрепление собственных внутриэлитных позиций и создание альтернативного губернатору центра власти.

Назначение С.Харитонова на должность ГФИ совпало с началом выборного цикла: голосование за новый состав облдумы было назначено на осень 2000 года, выборы губернатора должны были состояться спустя полгода, а выборы мэра Тулы — осенью 2001 года.

С.Харитонов сразу же втянулся в региональную политическую жизнь. Уже 26 июля 2000 года, выступая на коллегии прокуратуры области, он заявил о необходимости специальной оценки кандидатов в целях недопущения во власть людей с «порочным прошлым и настоящим». В августе в интервью местной газете 2000 года С.Харитонов упомянул также о задаче донести до избирателей информацию о кандидатах, преследующих в борьбе за власть «узкие» интересы.

Результаты выборов в областную думу были в целом благоприятны для ГФИ. Спикером представительного органа стал главврач Тульской областной больницы Олег Лукичев, входивший в левый блок «За СССР». По некоторым сведениям, избрание Лукичева председателем региональной думы прошло не без консультаций ГФИ с Москвой. Лукичев был знаком с С.Харитоновым еще с 90-х годов, а в период президентской кампании 1999-2000 гг. будущий спикер облдумы был доверенным лицом Путина.

Записав себе в актив первое очко, С.Харитонов приступил к разыгрыванию собственной партии в развернувшемся первенстве за губернаторское кресло. В выборах главы Тульской области, помимо Василия Стародубцева, приняли участие лидер блока «Засечный рубеж – Родина», глава Ленинского района Андрей Самошин [3], близкий С.Харитонову выдвиженец «Единства» гендиректор ОАО «Центргаз» Виктор Соколовский, а также внук бывшего генсека Леонида Брежнева – Андрей Брежнев.

Избирательная кампания была отмечена своеобразной коллизией. Согласно Уставу области, полномочия губернатора истекали 23 марта, в то время как первый тур выборов был назначен лишь на 8 апреля. В ситуации правовой неопределенности ГФИ, опираясь на статус представителя федерального центра, попытался взять на себя роль арбитра и вмешаться в ход событий. В интервью СМИ он заявил о том, что готовится указ президента, в соответствии с которым после истечения срока полномочий главы области либо будет назначен и.о. губернатора, либо путем некоего юридического хода будет исправлено местное законодательство.

Заявления ГФИ вызвали нервозную реакцию в региональной экспертной среде, которая сразу же принялась обсуждать возможную кандидатуру «и.о. губернатора». Основные прогнозы вертелись вокруг двух фигур – Стародубцева и самого Харитонова [4]. При этом все понимали, что возможное, пусть и временное, отстранение действовавшего губернатора от исполнения обязанностей главы области кардинальным образом скажется на предвыборном раскладе.

На фоне искусственно созданной неопределенности с дальнейшим развитием избирательной кампании С.Харитонов выглядел ключевой фигурой в принятии решения о заполнении возможного вакуума власти в регионе. Однако в момент «Ч» из Главного государственно-правового управления Президента и правового управления Госдумы в Тулу пришла директива, которая сообщала, что «датой прекращения полномочий губернатора Тульской области является день принесения присяги вновь избранного губернатора», а «истечение срока, на который было избрано высшее должностное лицо субъекта РФ, не равнозначно моменту прекращения им своих полномочий». Таким образом Кремль не поддержал интригу, закрученную ГФИ.

Однако разрешение описанной коллизии не исчерпало проблем действовавшего губернатора. По результатам голосования 8 апреля во второй тур прошли Стародубцев, недобравший менее 1% для победы в первом туре, и Самошин (20,92%). За Соколовского проголосовало 18,5% избирателей, за Брежнева — 1,18%. Накануне второго тура Самошин неожиданно снял свою кандидатуру. Вслед за ним отказались от участия в выборах Соколовский и Брежнев. Очевидной целью этих демаршей являлся срыв голосования под предлогом безальтернативности. В случае реализации подобного сценария Стародубцев представал бы перед Кремлем как слабый, не контролирующий свой регион губернатор, что, безусловно, спровоцировало бы федеральный центр выставить собственного кандидата при повторных выборах.

Однако тульский облизбирком, проигнорировав заявление Соколовского, назначил второй тур на 22 апреля. Близкий к С.Харитонову глава «Центргаза» подал иск в областной суд, который, в свою очередь, направил запрос в Конституционный суд РФ. Тем временем во втором туре Стародубцев уверенно победил, набрал 71,44% голосов избирателей.

Только в июне 2001 года КС принял решение о незаконности действий облизбиркома, отказавшего Соколовскому в снятии кандидатуры. Руководствуясь этим, трое жителей Тульской области подали иск о незаконности проведенных выборов. Суд, вновь признав неправоту отказа Соколовскому в снятии кандидатуры, тем не менее, не удовлетворил иск в связи с тем, что на волеизъявление избирателей его вынужденное участие не повлияло. Очевидно, Кремль не стал рисковать отстранением популярного губернатора.

Спустя всего полгода после переизбрания Стародубцева состоялись выборы мэра Тулы. Еще в августе 2000 года ГФИ в одном из своих заявлений для прессы выступил за преемственность власти в городе. Эти слова прозвучали крайне двусмысленно: с одной стороны, они могли означать поддержку тогдашнего мэра Сергея Казакова, избранного в декабре 1997 года при поддержке Стародубцева и КПРФ, с другой стороны – желание увидеть во главе Тулы нового человека.

Уже непосредственно во время кампании по выборам мэра, осенью 2001 года, политический союзник Харитонова Лукичев на страницах подконтрольной ГФИ газеты «Молодой коммунар» выступил с критикой Казакова [5], и поддержал кандидатуру первого вице-губернатора Николая Калинина[6]. Однако главой города с впечатляющим успехом был переизбран Казаков, набравший 73% голосов.

3.2. Подготовка С. Харитоновым плацдарма для непосредственного участия в губернаторских выборах

Потерпев неудачу сначала на выборах губернатора региона, а затем мэра Тулы, Харитонов приступил к планомерной и последовательной работе по наращиванию собственного аппаратного веса и созданию плацдарма для личного участия в следующих губернаторских выборах.

Ключевым направлением активности ГФИ стала отработка старых и налаживание новых связей в среде региональной чиновничьей элиты. В результате ему удалось создать собственное лобби практически на всех уровнях областной системы власти — начиная от администрации, заканчивая аппаратом «партии власти».

Еще в январе 2001 года зам Харитонова Владимир Ротин [7], знакомый с ним с «комсомольских» времен, был назначен вице-губернатором по вопросам промышленности, транспорта, связи, энергетики и науки. Определенное влияние ГФИ также оказывал на вице-губернаторов Николая Махрина и Валерия Дробкова. Во всяком случае, в начале 2004 года во время кампании по выборам главы Ефремовского района С.Харитонов вместе с упомянутыми выше замами Стародубцева неофициально прибыл в район для того, чтобы убедить местный бизнес и чиновников поддержать кандидатуру директора медколледжа Александра Агеева. Важно отметить, что обком КПРФ, членом которой являлся сам губернатор Стародубцев, тогда выдвинул кандидатуру депутата облдумы коммуниста Олега Лебедева. (По некоторым данным, Стародубцев был против кандидатуры Лебедева и уступил только после разговора с Зюгановым, о том, что надо двигать молодых.)

В 2002 году развернулась серьезная борьба за руководство региональным отделением «Единой России». На эту должность претендовал экс-кандидат в губернаторы, амбициозный тульский политик Андрей Самошин, который наверняка рассматривал партийный пост как трамплин для дальнейшего продвижения во власть. Однако в результате подковерных интриг Самошина удалось оттереть от руководства региональным отделением партии власти, а исполком возглавил близкий С.Харитонову Соколовский, который одновременно был лидером «единороссов» в облдуме [8]. Также ГФИ сумел добиться того, чтобы пост заместителя председателя политсовета регионального отделения ЕР достался А.Федотову, экс-вице-мэру Тулы по социальным вопросам, с которым С.Харитонова связывали общие интересы в сфере тульского аптечного рынка.

Впоследствии, когда по результатам думских выборов 2003 года глава тульских «единороссов» Александр Яшин не был переизбран на второй срок по одномандатному округу, это обстоятельство было использовано для окончательного захвата контроля над региональным отделением ЕР. В апреле 2004 года на отчетно-выборной конференции Яшин был отстранен, а на его место был избран Соколовский. Во время его руководства была проведена основательная «чистка» — из партии были исключены 1 100 человек, в том числе более 230 – за нарушение устава. Причиной «чистки», как впоследствии заявил Соколовский, было то, что многие из ранее вступавших в ЕР делали это из меркантильных интересов.

В 2003 году непосредственно ГФИ возглавил работу по созданию Совета сторонников партии «Единая Россия» в Тульской области, и в итоге был избран его председателем, обеспечив себе таким образом постоянный прямой выход на центральный аппарат ЕР. Однако методы, использованные С.Харитоновым для вербовки сторонников партии, спровоцировали настоящий скандал. Так, на местном оружейном заводе инженерно-техническим работникам были розданы бланки с предложением заполнить их в добровольно-принудительном порядке. История стараниями местных СМИ стала достоянием общественности. Вслед за ее опубликованием последовали опровержения руководства предприятия, однако один из бланков попал в распоряжение журналистов, сделав бессмысленным любые отпирательства.

Как впоследствии выяснилось, официального приема в ряды сторонников ЕР не существовало, существовал только их учет. Это констатировал и лидер Центрального совета сторонников ЕР Евгений Трофимов, подвергнув тем самым сомнению законность вербовки по месту работы и косвенно охарактеризовав произошедшее как «перегибы на местах».

Важным ресурсом С.Харитонова являлись и выстроенные отношения с региональными силовиками — прокурором области Вячеславом Ханжиным, начальником УФСБ Владимиром Лебедевым и начальником УВД Виктором Рожковым.

Наконец, ГФИ активно пытался сформировать лояльный ему пул региональных СМИ. Его костяком стала газета «Молодой коммунар», которая не только регулярно освещала деятельность С.Харитонова с положительной стороны, но и зачастую использовалась для критики региональной администрации. В целом благоприятную для ГФИ информационную политику также проводили телеканал «Плюс 12», и издание корпорации «Тулачермет» — «Новотульский металлург».

В мае 2003 года С.Харитонов организовал в Туле довольно пафосную презентацию Агентства федеральной информации, которое было призвано стать каналом коммуникации между населением региона и федеральной властью. Руководителем АФИ был назначен шеф-редактор «Молодого коммунара» Борис Играев, избранный полугодом ранее председателем Союза журналистов Тульской области. Однако в дальнейшем этот проект так и не получил развития.

3.3. ГФИ и тульская оппозиция

Обширные связи С.Харитонова при правильном их использовании могли стать весьма эффективными рычагами влияния на региональную политическую жизнь. И нередко местные наблюдатели видели руку ГФИ в тех или иных подковерных интригах с участием различных должностных лиц, в том числе и силовиков. В частности, общим убеждением являлось то, что именно Харитонов «дирижирует» губернаторской оппозицией в облдуме.

В январе 2002 года ее спикер Лукичев выступил против принятия законопроекта, внесенного обладминистрацией, предусматривавшего повышение доли оплаты населением коммунальных услуг. В результате принятие законопроекта было отложено.

В феврале 2003 года Лукичев объявил о намерении облдумы подать в суд на губернатора Стародубцева за нарушение Устава области, якобы выразившееся в отказе подписать региональный закон о надбавках бюджетникам [9]. Эту атаку депутатов на губернатора СМИ расценили как попытку тульской оппозиции перехватить у Стародубцева часть его традиционного левого электората в лице учителей и врачей. Сторону парламентариев принял и тогдашний прокурор области Вячеслав Ханжин.

По мнению ряда источников, С.Харитонов и сам активно играл против губернатора — в течение всего срока совместной с ним работы тайно отправлял в Кремль компромат на Стародубцева, негативную информацию о положении в Тульской области, искаженные данные об экономическом и социальном развитии региона.

Недостатка в подобной негативной информации не было, поскольку довольно часто ГФИ выступал в роли апелляционной инстанции для обиженных обладминистрацией групп населения. Например, осенью 2001 года С.Харитонов фактически поддержал голодовку работников областного театра кукол, объявленную в знак протеста против невыплаты заработной платы облфинуправлением. В своем выступлении на телевидении ГФИ заявил, что виновные в сложившейся ситуации будут наказаны. 30 ноября прокуратура Тульской области вынесла предписание, в котором указала на нарушение облфинуправлением Бюджетного кодекса РФ, таким образом, признав вину ведомства обладминистрации.

28 апреля 2004 года на координационном совещании правоохранительных органов Тульской области, посвященном нецелевому расходованию бюджетов всех уровней в регионе, С.Харитонов вообще сделал явный выпад в сторону региональных чиновников. Комментируя проблему обеспечения льготников, он заявил, что средства, которые область должна перечислять Туле на обеспечение льготников, уходят на «странные проекты», прозрачно намекая на неоднозначно воспринимаемые жителями региона социальные инициативы губернатора Стародубцева, такие как строительство международного велоцентра.

Несмотря на ряд тактических побед, одержанных над главой региона, в целом деятельность С.Харитонова по созданию плацдарма для участия в планировавшихся губернаторских выборах трудно было назвать высокоэффективной.

Совет сторонников ЕР в Тульской области был одним из самых малочисленных и пассивных. Так, в июне 2003 года СМИ с ехидством констатировали, что на акцию сторонников ЕР, организованную аппаратом ГФИ в центральном парке Тулы, собралось около 350 человек – меньше, чем горожан в обычный летний выходной.

На выборах в Государственную Думу в декабре 2003 года в Тульской области ЕР набрала 29,85% — на 7,7% меньше, чем в целом по стране (37,56%) и на 5% меньше, чем в среднем по ЦФО (35,24%) [10]. Эти обстоятельства вряд ли играли на усиление авторитета С.Харитонова внутри «партии власти».

Выборы в облдуму осенью 2004 года также оказались не в пользу ГФИ. Поддержанный в очередной раз С.Харитоновым и, по некоторым данным, полпредом Г.Полтавченко, О.Лукичев вошел в состав оппозиционной группы «Согласие», вновь был выдвинут на должность спикера, но проиграл представителю «единороссов» Олегу Татаринову, до избрания в облдуму представлявшего регион в Совете Федерации от областных законодателей.

По мнению ряда наблюдателей, это был мощный удар, нанесенный Стародубцевым по интересам ГФИ в преддверии губернаторской избирательной кампании. По другой версии, это скорее было следствием соглашения между Стародубцевым и руководством ТНК.

 

4. БОРЬБА ХАРИТОНОВА ЗА ПОСТ ГУБЕРНАТОРА ТУЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ В 2004-2005 гг.

4.1. Ранний старт губернаторской кампании

Весной 2004 года началась неофициальная подготовка к предстоявшим через год выборам губернатора [11]. С.Харитонов уже тогда был заявлен СМИ как один из вероятных претендентов на этот пост. В марте-апреле местные газеты как минимум дважды упомянули его в качестве возможного кандидата в губернаторы Тульской области.

17 июня состоялось совещание ГФИ и начальника УФСБ Лебедева с депутатами Госдумы от Тульской области, на которой обсуждалась тема межбюджетных отношений. Однако, по данным СМИ, помимо официальной повестки на закрытой части встречи также затрагивался вопрос организации противодействия первому вице-губернатору Анатолию Воропаеву, назначенному в апреле и воспринятому местной элитой в качестве вероятного преемника Стародубцева. Как бы там ни было, но вскоре после совещания в ряде областных газет началась кампания по дискредитации Воропаева, одним из основных пунктов которой была его «чуждость» для туляков.

Справочно: А.Воропаев был «варягом» в тульской политической элите. Родился в 1967 году в Целиноградской области Казахской ССР. В конце 1980-х гг. входил в политический клуб «Сургутская альтернатива» (лидер Сергей Кириенко). В 1999 году проиграл выборы в Госдуму по Рыбинскому одномандатному избирательному округу (Ярославская область). В окружение Стародубцева вошел в период избирательной кампании по выборам губернатора в конце 2000 – начале 2001 года. Возглавлял областное управление госимуществом в ранге вице-губернатора. В апреле 2004 года после отставки вице-губернатора А.Лунева, был назначен первым вице-губернатором Тульской области.

В сентябре 2004 года, после теракта в Беслане, президент России В.Путин инициировал изменение порядка формирования региональной исполнительной власти. В соответствии с этим нововведением смена губернаторов должна была осуществляться не путем прямых выборов, а через утверждение региональными парламентами кандидата, предложенного главой государства. Это решение внесло существенные коррективы в губернаторскую кампанию, и резко усилило позиции Харитонова, так как именно ГФИ должен был представлять полпредству «черновой» список потенциальных кандидатов, который, в свою очередь, направлялся президенту для окончательного выбора.

4.2. Активизация С.Харитонова накануне назначения губернатора

Практически сразу после «бесланского» обращения президента в СМИ развернулась кампания по подготовке общественного мнения к принятию законопроекта о назначаемости губернаторов. В Туле особенно активно этим занималась газета «Молодой коммунар». В одной из октябрьских публикаций газета представила будущую схему назначения губернаторов как похожую на схему назначения ГФИ, что давало повод рассматривать Харитонова как наиболее подходящего для Кремля кандидата, уже знакомого с работой президентского назначенца в регионе.

В октябре 2004 года по всей России, параллельно с митингами и пикетами протеста, организованными оппозицией, прошли альтернативные, организованные «партией власти», митинги в поддержку назначаемости губернаторов. В Туле, в отличие от большинства регионов, прошла только акция ЗА. По сообщению «Независимой газеты», областной департамент образования направил в муниципалитеты телефонограммы с требованием прислать по 200 учителей для участия в митинге. По признанию руководителя департамента Нины Ждановой, опубликованному в СМИ, она рассылала телефонограммы по просьбе Харитонова.

После принятия Госдумой соответствующего федерального закона, который вступил в силу 15 декабря 2004 года, С.Харитонов стал первичной инстанцией, отвечающей за составление списка кандидатов. В числе возможных фигурантов списка, кроме самого ГФИ и уже упоминавшихся Лебедева и Воропаева, СМИ называли Самошина, Лукичева, Соколовского, депутатов Госдумы – Александра Коржакова, Дмитрия Савельева и владельца холдинга «Тулачермет» Бориса Зубицкого, директора «Туларегионгаза» Николая Попова, аудитора Счетной палаты Валерия Горегляда, лидера движения «Гражданская солидарность» Николая Матвеева. Назывались и экзотические варианты, такие как спикер Совфеда Сергей Миронов и бывший спикер Госдумы Геннадий Селезнев. Не исключалась и возможность продления полномочий самого Стародубцева. Так, в конце января 2005 года интриги в предвыборный расклад добавила встреча губернатора с президентом, в ходе которой Путин по просьбе Стародубцева поставил положительные резолюции на письма по строительству международного велоцентра, ликвидации ветхого жилья, по предоставлению ГУП «Конструкторское бюро приборостроения» лицензии на продажу продукции военного назначения за рубеж.

«Молодой коммунар» с приближением даты представления президенту списка кандидатов (формально это должно было произойти за 90 дней до истечения срока полномочий действовавшего губернатора — т.е. 22 января 2005 года) усилил работу по пиару С.Харитонова, допустив в ходе нее выход за разумные рамки. Так, в январе 2005 года газета объявила акцию «Народный губернатор», которая была призвана на основании писем и телефонных звонков читателей определить наиболее достойного кандидата в губернаторы. Акция продолжалась больше месяца. По странному совпадению, на протяжении всего периода ее проведения, первое место в рейтинге симпатий туляков занимал Харитонов. За ним шли начальник УФСБ Лебедев и экс-глава президентской охраны Коржаков. Высокий рейтинг С.Харитонова выглядел весьма странно, поскольку ГФИ никогда не являлся известной в широких массах фигурой и по результатам социсследований не входил в число лидеров по популярности.

9 февраля 2005 года Общественная палата Тульской области провела публичные слушания программ предполагаемых кандидатов в губернаторы, на которые были приглашены потенциальные претенденты. Харитонов на слушания не пришел, мотивировав отказ тем, что не согласовал свое участие с полпредом Полтавченко [12]. 11 февраля в комментариях местной прессе ГФИ заявил, что не давал повода называть свою фамилию в качестве кандидата в губернаторы, но и не стал отрицать свое желание занять кресло главы области. Фактически этот комментарий играл на дальнейшее циркулирование в медиасреде слухов о возможном назначении С.Харитонова.

Надо отметить, что к тому моменту в России было зафиксировано уже два случая, когда в окончательном варианте списка президента одним из двух кандидатов являлся ГФИ: в декабре 2004 года во Владимирской и в марте 2005-го в Саратовской области. Однако в обоих случаях губернаторами были утверждены не ГФИ: во Владимирской области были продлены полномочия действующего главы области Николая Виноградова, а в Саратовской «аксакал» региональной политики Дмитрий Аяцков был сменен на директора Балаковской АЭС Павла Ипатова.

Новый виток интриги вокруг предстоящей смены власти в Тульской области придало урезание в середине февраля полномочий вице-губернатора Воропаева, из сферы ответственности которого вывели контроль над комитетом по печати и телерадиовещанию, а по сути, над региональными и муниципальными СМИ. Это было воспринято политсообществом как «слив» губернатором своего бывшего любимчика [13]. Кадровые перетряски в администрации области дали импульс появлению новых слухов относительно возможной кандидатуры от лагеря Стародубцева. По одной из версий преемником главы региона мог стать вице-губернатор Калинин. Частью наблюдателей он воспринимался как креатура «комсомольцев», которую Стародубцеву пытаются навязать. В то же время другие видели в Калинине креатуру Б.Сокола, который имел со Стародубцевым очень близкие отношения (Стародубцев помог Соколу решить в свою пользу спор по поводу «ЩекиноАзота»). Так или иначе, но у Сокола одновременно были неплохие отношения и с С.Харитоновым, которому тульский олигарх якобы даже подарил служебный джип «Ландкрузер».

Любые политические события в жизни региона, которые в другое время могли быть просто незамеченными, с приближением даты окончания полномочий губернатора рассматривались СМИ через призму предстоящего утверждения главы региона. Так, в связи с провалом референдума по отделению Новомосковска от Новомосковского района, инициированного областной администрацией, появился повод для обвинения «комсомольцев» в организации этого провала с целью дискредитации Стародубцева перед Кремлем. Тогда же была выдвинута версия о возможном предложении президентом на пост губернатора главы Новомосковска и Новомосковского района Николая Минакова.

4.3. Закручивание интриги аппаратом полпредства

На фоне циркулировавших слухов, домыслов и спекуляций полпредство ЦФО, которое должно было до внесения кандидатур президентом ознакомить депутатов облдумы с предварительным списком, хранило молчание.

Первая официальная информация поступила лишь 22 марта. Помощник ГФИ Татьяна Постернак сообщила СМИ, что Харитонов находится в двухдневной командировке. По неофициальным каналам стало известно, что ГФИ отбыл в Кремль для встречи с президентом. Некоторые источники поспешили сообщить о готовящемся внесении кандидатуры самого Харитонова. «Молодой коммунар» сообщил, что в конце рабочего дня 22 марта на втором этаже здания администрации Тульской области в направлении помещений, занимаемых аппаратом ГФИ, была расстелена новая ковровая дорожка, что косвенно должно было свидетельствовать в пользу правдивости этой версии.

23 марта С.Харитонов вернулся в Тулу, но не с полпредом, а с его первым заместителем – Антоном Федоровым. Они прибыли на Совет облдумы для предварительного ознакомления депутатов с кандидатами в губернаторы. Задержку с выбором кандидатов Федоров объяснил беспрецедентным количеством претендентов в поданном в полпредство списке, который насчитывал 50 фамилий.

На встрече с депутатами Федоров представил кандидатуры первого заместителя гендиректора и главного инженера ГУП «Конструкторское бюро приборостроения» Вячеслава Дудки под первым номером и ГФИ Сергея Харитонова под вторым номером. При этом замполпреда дал понять, что вопрос о новом губернаторе фактически решен и им будет Дудка, а кандидатура С.Харитонова внесена для соблюдения формальностей, как альтернативная. Харитонов, в свою очередь, несмотря на положительные отзывы о нем большинства депутатов, заявил о снятии своей кандидатуры. Вячеслав Дудка на встрече с депутатами отсутствовал.

4.4. Реакция тульского истеблишмента на список полпреда

Тульские законодатели на выбор Кремля отреагировали с недовольством. Фактически против кандидатуры Дудки объединилась вся старая политэлита региона. Одна часть депутатов осторожно, чтобы не выглядеть противниками президента, мотивировали свою позицию неизвестностью Дудки в среде тульской элиты, отсутствием у него опыта работы в системе управления регионом. Другие не скрывали своего раздражения и неприятия, как, например, лидер тульских коммунистов Станислав Куприянов, считавший, что следует продлить срок полномочий Стародубцева хотя бы на полтора-два года [14], или первый вице-спикер Владимир Тимаков (фракция «Засечный рубеж – Родина»), назвавший Дудку «не лучшим вариантом». Еще один представитель КПРФ, зампред комитета по бюджету и финансам Анатолий Артемьев заявил, что руководить областью готовы лишь Татаринов, Харитонов и Попов. Скептически отнесся к выдвижению Дудки и депутат от СПС Владимир Абакумов.

После Совета думы Федоров отправился в торгово-промышленную палату Тульской области для консультаций с представителями крупного бизнеса. Деловая элита также в основном восприняла предложение полпреда без энтузиазма. Резко в этом плане высказался друг С.Харитонова, руководитель Тульского филиала «Россельхозбанка» А.Ткаченко. Он заявил, что если внесение кандидатуры Дудки – дело решенное, то федеральная кадровая политика не выдерживает критики. Отмечалась также узкая профессиональная специализация Дудки – бывший военный, инженер ВПК, что, по мнению лояльных ГФИ промышленников и бизнесменов, являлось препятствием на пути управления многопрофильным хозяйством Тульской области.

Таким образом, в целом региональный парламент и крупный бизнес дали понять, что из двух кандидатов в губернаторы предпочитают С.Харитонова. И в то же время, не желая идти на конфронтацию с федеральным центром, большинство регионалов постоянно оговаривалось, что если за Дудкой окончательный выбор президента, то они решение главы государства поддержат.

Реакция тульских СМИ на визит Федорова в основном повторяла реакцию депутатов и крупного бизнеса. Они обыгрывали в негативном формате неизвестность Дудки широкой общественности, внесение кандидатуры Дудки вопреки настроениям региональных парламентариев и крупных бизнесменов рассматривалось как стремление Москвы назначить своего человека против воли области.

4.5. Последний рывок С.Харитонова

Официально список президента еще не был внесен на утверждение облдумы, и у ГФИ оставались шансы. Однако, учитывая свой статус сотрудника аппарата полпредства, Харитонов не мог открыто заявлять о своих амбициях и тем более критиковать полпредство за выбор. На следующий день после Совета думы Харитонов и Дудка дали короткие интервью «Молодому коммунару». Интервью ГФИ было довольно противоречивым. С одной стороны, он заявил, что рекомендовал президенту на должность губернатора Дудку, а с другой – что не отказывается управлять областью и примет волю президента. С одной стороны, Харитонов назвал Дудку своей креатурой, с другой – сообщил о наличии у него собственной программы развития региона, в основе которой лежала «модернизация промышленности» и «улучшение жизни через экономику».

24 марта «Молодой коммунар» в своей публикации не исключил, что предложение в качестве кандидата Дудки имеет своей целью дать региональной элите почувствовать разницу между кандидатами. Якобы Кремль позволит депутатам «выпустить пар» на инженере, чтобы потом утверждение С.Харитонова прошло как по маслу.

Именно на 24 марта было назначено внесение президентом в областную думу кандидатур на утверждение в должности губернатора Тульской области. Однако депутаты так и не дождались в этот день фельдъегерской почты.

Региональная элита, очевидно, восприняв паузу с внесением кандидатуры как свидетельство замешательства Кремля, натолкнувшегося на неприятие Дудки большинством парламентариев и бизнесменов Тульской области, попыталась, используя связи в Москве, повлиять на состав президентского списка и переломить ход событий. Ряд депутатов облдумы начали звонить в Кремль, в СМИ появились сообщения о том, что с окончательным составом кандидатов в губернаторы еще не все решено и есть некие варианты. 25 марта представитель фракции ЕР вице-спикер Тамара Пильщикова в СМИ выразила недоумение тем, что кандидатура не была заранее согласована с фракцией «партии президента», и высказала предположение, что это может повлиять на принятие окончательного решения президентом. Вице-спикер Виталий Богомолов выразил надежду, что президент еще не определился и нужно подождать несколько дней. Сопредседатель общественной палаты Юрий Алешин предположил, что задержка связана с тем, что аппарат полпредства не успел подготовить для президента полную информацию о мнении тульской общественности относительно Дудки. В кулуарах даже говорили, что кандидатом будет либо Татаринов, либо Харитонов.

Спецпакет с фамилией кандидата не прибыл в Тулу и 25 марта. Озадаченность регионалов приняла раздражительный оттенок. Лидеры элиты, объединившиеся было против Дудки, начали бороться за право огласить решение президента. По сообщению «Молодого коммунара», С.Харитонов пообещал газете первой сообщить о прибытии пакета. В ответ возмутились депутаты облдумы, небезосновательно посчитавшие, что они имеют право быть проинформированными первыми, так как президент вносит кандидатуру на их обсуждение. Тогда же встал вопрос о пролонгации полномочий Стародубцева на три месяца в случае нарушения сроков внесения кандидатуры.

Спецпакет из Кремля прибыл в облдуму утром 26 марта. Президент внес на утверждение депутатами кандидатуру Дудки. Депутаты, не настроенные на открытое противостояние с Кремлем, утвердили его главой региона.

Впоследствии появилась версия относительно того, что же решило исход кампании по назначению губернатора Тульской области. По некоторым данным, в Кремле, в связи с негативной реакцией тульской элиты на предложение Федорова, засомневались и пребывали в растерянности относительно окончательного выбора между Харитоновым и Дудкой, а решающим фактором, склонившим чашу весов в пользу второго, стал звонок Стародубцева, который убедил президента внести кандидатуру Дудки. По всей видимости, Дудка больше устраивал Стародубцева в качестве преемника, поскольку не был связан ни с одной из политических группировок области. Приход же к власти С.Харитонова угрожал реваншем команды, оттесненной в 1997 году от власти самим Стародубцевым. По иронии судьбы именно это и произошло с приходом в администрацию Дудки.

 

5. ПОПЫТКИ ХАРИТОНОВА СОХРАНИТЬ СВОЕ АППАРАТНОЕ ВЛИЯНИЕ В ПЕРИОД ГУБЕРНАТОРСТВА ДУДКИ

5.1. «Медовый месяц» Дудки и Харитонова

После своего утверждения губернатором Тульской области Дудка столкнулся с рядом проблем, обусловленных отсутствием у него политического опыта и собственной команды. Это обстоятельство умело использовал Харитонов, который начал активно «втираться в доверие» к новому губернатору. Лояльные ГФИ СМИ стали «пиарить» С.Харитонова как опытного тульского управленца и политика, обладающего к тому же сильным кадровым резервом, который будет полезен губернатору.[15]

И хотя намерение возвратить Лукичева на должность спикера облдумы воплотить не удалось, в прочих кадровых вопросах ГФИ заметно преуспел. Единственным членом команды Стародубцева, с которым встретился новый губернатор до вступления в новую должность, был близкий С.Харитонову Ротин. Он сохранил должность заместителя губернатора по вопросам промышленности, транспорта, связи, энергетики и науки.

Заместителем губернатора, курирующим взаимодействие с облдумой, стал коммунист депутат регионального заксобрания А.Артемьев, работавший как в команде Севрюгина, так и в команде Стародубцева [16]. И.о. руководителя аппарата обладминистрации – первым заместителем губернатора была назначена Татьяна Постернак, работавшая с Харитоновым в администрации Севрюгина, а затем совмещавшая карьеру в «Россельхозбанке» с работой на договорной основе помощником-референтом ГФИ [17]. Вернулись на прежние должности работавшие при Севрюгине руководитель финансового департамента Александр Погудин и руководитель пресс-службы обладминистрации Игорь Ивченко.

С.Харитонову удалось умело блокировать доступ к новому губернатору других влиятельных региональных политиков. Так, даже не встретившись с бывшим первым замгубернатора Воропаевым, Дудка категорически заявил, что не намерен с ним работать. Когда депутат облдумы Игорь Зотов, учившийся вместе с Дудкой в артиллерийском училище, временно предоставил ему после утверждения в должности свой кабинет в здании администрации, туда вместе с главой области фактически вселился и ГФИ, на первых порах выполнявший функции неформального советника при губернаторе.

В итоге единственным соратником Дудки (вместе учились в артиллеристском училище), вошедшим в новую команду, стал Алексей Кораблев, назначенный вице-губернатором.

5.2. «Чистка» администрации Дудки от креатур Харитонова

Однако усиление позиций ГФИ было недолгим. Вскоре Дудка осознал свою зависимость от Харитонова, причем помогли ему в этом региональные СМИ, с иронией обсуждавшие факт назначения на ключевые должности людей ГФИ. Уже летом 2005 года губернатор начал создавать противовес «комсомольцам» в Администрации Тульской области. В июне Дудка назначил выходца из оборонки Владимира Образумова заместителем губернатора по вопросам экономического развития и инвестиционной политики. Замом по «социалке» стал еще один «оборонщик» — Владимир Ветохин.

В середине лета между двумя группировками в обладминистрации произошел первый конфликт. Харитонов и Постернак попытались протолкнуть на должность руководителя департамента здравоохранения экс-вице-мэра Тулы Федотова [18], занимавшего в тот период пост главного эксперта отдела организации медпомощи областного департамента здравоохранения. Однако назначению воспрепятствовал Ветохин. Дудка фактически не поддержал ни одну из сторон конфликта, отклонив обе кандидатуры — и Ветохина, и Федотова. В результате Ветохин вынужден был подать в отставку, тем не менее, аппаратной победой ГФИ исход этого конфликта также назвать было трудно.

Тогда же, летом 2005 года Харитонов лишился своего агента влияния в региональном отделении «Единой России». 16 июня на заседании в Москве президиум генерального совета партии, выразив благодарность Соколовскому за работу на посту секретаря тульского регионального политсовета ЕР, принял решение представить отделению для утверждения в должности секретаря спикера облдумы Татаринова. В июле отчетно-выборная конференция тульского отделения ЕР согласилась с этим предложением.

Осенью продолжился исход людей Харитонова из областной администрации. 22 сентября 2005 года тульский «белый дом» покинул Ротин, возглавивший предвыборный штаб кандидата на должность главы Тулы Владимира Могильникова. По некоторым данным, в случае победы последнего Ротин претендовал на должность главы администрации Тулы (сити-менеджера). Однако, несмотря на избрание Могильникова мэром Тулы, Ротин главой администрации не стал, а был назначен в ноябре того же года заместителем генерального директора по персоналу ОАО «Территориальная генерирующая компания – 4».

5.3. Закат могущества Харитонова

По мнению ряда местных наблюдателей, уже летом 2005 года, когда началось вытеснение людей С.Харитонова из областной администрации, ГФИ перешел к подковерным интригам против губернатора. Он якобы стал направлять в Кремль сведения, компрометирующие Дудку, как делал это прежде против Стародубцева. СМИ особо отмечали интерес ГФИ к финансовым тратам областной администрации, в том числе сделанным при строительстве и выполнении отделочных работ в загородной резиденции губернатора – гостиничном комплексе Богучарово.

В противостоянии с Дудкой Харитонову помогали его давние связи с тогдашними «силовиками» — начальником УВД области Виктором Рожковым и прокурором Вячеславом Ханжиным. В июле 2006 года Рожков, которого до того считали лояльным губернатору, неожиданно заявил о том, что практически все сферы деятельности Тульской области коррумпированы. Чуть позднее, в сентябре, Тульская область была названа в числе самых коррумпированных в ЦФО заместителем генпрокурора РФ Сабиром Кехлеровым, а через неделю о повальной коррупции в регионе заявил областной прокурор Ханжин. Местные информированные источники предположили, что действиями региональных силовиков дирижирует именно С.Харитонов. Однако дальше заявлений дело не пошло. Более того, не прошло и года, как оба близких ГФИ силовика ушли в отставку — в мае 2007 года Ханжин, а в июне — Рожков.

Помимо ослабления аппаратного влияния Харитонову пришлось перенести и мощный репутационный удар. В июле 2006 года сотрудниками УФСБ были задержаны аферисты Батоочиров и Кипиченко, которые, прикрываясь поддельными удостоверениями сотрудников администрации президента, вымогали у ректора одного из тульских вузов 15 000 евро [19] за отказ от проверки этого учебного заведения по линии Главного контрольного управления АП. Накануне приезда в Тулу Батоочиров позвонил в приемную ГФИ и попросил оказать помощь в передвижении по городу. На следующий день сотрудники аппарата Харитонова приняли злоумышленника в приемной и попросили управление ГИБДД обеспечить визитеров кортежем для сопровождения, а КПП и аппарат «белого дома» были предупреждены о предстоящем прибытии «высоких гостей».

Эти скандальные события даже спровоцировали слухи о неизбежной отставке ГФИ. Впрочем, С.Харитонову удалось отмежеваться от причастности к инциденту, так как официально в день приезда «московских гостей» он находился в отпуске, а его заместитель федеральный инспектор С.Гончаров — на заседании коллегии УВД. Однако для общественности так и осталось загадкой, кто же предупреждал сотрудников обладминистрации и КПП о визите «работников АП», а также просил ГИБДД предоставить мошенникам машины сопровождения, ведь должностных лиц в аппарате ГФИ всего два – он сам и федеральный инспектор, рядовые же сотрудники аппарата вряд ли могли отдать такие распоряжения.

Несмотря на то, что С.Харитонову еще долго вспоминали инцидент с самозванцами (информационный резонанс продолжался вплоть до ноября 2006 года, когда дело передали в суд), ГФИ все-таки удалось избежать отставки. Однако, судя по открытым источникам, после кадровых чисток в администрации области и ротации силовиков (в мае 2008 года этот процесс окончательно завершился отставкой начальника УФСБ А.Лебедева) Харитонов так и не смог восстановить свои внутриэлитные позиции. Пик его влияния на тульскую политико-экономическую жизнь, по-видимому, уже в прошлом. Некоторое время последней опорой Харитонова на региональном уровне считалась первый замгубернатора – руководитель аппарата обладминистрации Постернак. Однако сейчас, по всей видимости, он утратил влияние и на свою бывшую помощницу. В настоящее время собственная деятельность ГФИ ограничивается ритуальным участием в координационных совещаниях силовых структур, обладминистрации, заседаниях облдумы, муниципальных и региональных торжествах.

 

6. УЧАСТИЕ ГФИ ХАРИТОНОВА В РЕГИОНАЛЬНЫХ БИЗНЕС-КОНФЛИКТАХ

6.1. Возможности ГФИ по капитализации своего административного ресурса

После возвращения на госслужбу Харитонов лишился права заниматься собственным бизнесом. В связи с этим он вышел из состава совета директоров ОАО «Тулафарм» и формально перестал быть акционером компании [20]. Тем не менее, функциональные обязанности ГФИ позволяли ему играть существенную роль в экономической жизни региона. В руках ГФИ оказалось множество административных рычагов, применение которых могло как существенно осложнить, так и, наоборот, облегчить ведение бизнеса на подведомственной С.Харитонову территории.

Во-первых, с момента назначения главным федеральным инспектором С.Харитонов стал носителем важной, доступной только властным верхам, информации о состоянии регионального хозяйства в целом и конкретных предприятий в частности. ГФИ по должности имел право присутствовать на всех совещаниях и заседаниях областной администрации, губернаторского совета, областной думы, полпредства ЦФО, посвященных вопросам экономического развития в Тульской области. Как показывает анализ СМИ, Харитонов активно этим правом пользовался. В частности, он регулярно принимал участие в совещаниях по проблемам банкротств региональных предприятий.

Во-вторых, С.Харитонов получил возможность в рамках своих полномочий поднять любой вопрос, касающийся соблюдения экономическими субъектами области трудового, природоохранного, налогового и проч. законодательства, а также инициировать проведение контролирующими и надзорными органами соответствующих проверок на конкретных предприятиях.

Помимо того, что ГФИ регулярно участвовал в различных совещаниях и коллегиях региональных управлений федеральных ведомств, он также возглавил ряд координационных структур с широким кругом задач. Так, в мае 2001 года был создан Совет экономической безопасности Тульской области, председателем которого был назначен С.Харитонов. В состав совета, призванного заниматься анализом и прогнозированием экономической ситуации, вопросами управления собственностью с государственной долей, вошли представители правоохранительных и налоговых органов, а также фонда по управлению госимуществом.

В октябре 2002 года С.Харитонов возглавил межведомственную комиссию (МВК) по созданию благоприятных условий для развития малого предпринимательства. Задачами МВК, при которой была открыта общественная приемная, стали сбор, анализ и систематизация конкретных фактов административных препятствий и нарушений. В 2005 году ГФИ возглавил работу еще одной межведомственной комиссии — по задолженности заработной платы. Интересно, что ранее аналогичный орган появился при обладминистрации.

Гипотетически все перечисленные структуры легко можно было трансформировать в своеобразную биржу, где обширные административные возможности ГФИ могли быть капитализированы. В любом случае, С.Харитонов де-факто превратился в одну из ключевых фигур, от которой зависела успешность реализуемых в области бизнес-проектов. Не удивительно, что за время работы главным федеральным инспектором С.Харитонову удалось установить прочные и взаимовыгодные отношения со многими видными представителями тульской бизнес-элиты, например, с главой холдинга «Тулачермет» Борисом Зубицким и «Щёкиноазот» Борисом Соколом.

6.2. Участие Харитонова в борьбе за тульские активы

Открытые источники фиксируют несколько случаев непосредственного участия ГФИ в крупнейших региональных бизнес-конфликтах. Наиболее резонансные среди них — борьба за Косогорский металлургический завод (КМЗ) и кабельную сеть «Альтаир».

6.2.1. Конфликт вокруг Косогорского металлургического завода

Конфликт вокруг КМЗ начался еще в 1999 году. Борьба разворачивалась между миноритарным акционером «Транс Коммодитиз Инк.» (США) и крупнейшим собственником – группой «АМЭС-холдинг». Миноритариев поддерживали гендиректор завода В.Крамской и (на тот момент) исполнительный директор управы Тулы А.Лунев. К 2001 году компания «Транс Коммодитиз Инк.» инициировала процедуру банкротства предприятия, пролоббировав назначение «своего» временного управляющего — А.Гладкова.

Летом 2001 года Харитонов открыто поддержал введение процедуры временного управления и подверг критике действия основного собственника — «АМЭС-холдинга», недвусмысленно заняв сторону инициаторов банкротства. Однако уже 13 августа ФСФО приостановила процедуру временного управления, а 31 августа федеральный окружной арбитражный суд в Брянске ее и вовсе отменил, признав правоту «АМЭС-холдинга». Впрочем, финалом борьбы за завод это решение не стало [21].

Позднее, в апреле 2003 года, в СМИ было обнародовано письмо владельца «Транс Коммодитиз» Сэма Кислина прокурору Тульской области Ханжину, в котором Кислин раскрывал закулисную сторону конфликта. Согласно письму, Крамской и Лунев использовали «Транс Коммодитиз» для банкротства КМЗ в интересах промышленно-металлургического холдинга отца и сына Зубицких (в настоящее время их бизнес в регионе представлен ОАО «Тулачермет», в письме же фигурирует кемеровское подразделение холдинга группа — «Кокс»). Интерес Зубицких к КМЗ заключался в приобретении завода и включении его в состав холдинга, с целью поставок сырья со своих добывающих предприятий, а также экспорта чугуна через своего торгового посредника – фирму «Альпиком». В этом же письме Кислин сообщал, что из его переговоров с Крамским и Луневым следовало, что глава Тульской управы (на момент публикации письма уже вице-губернатор) привлек к делу Харитонова. Задачей ГФИ якобы было формирование негативной позиции налоговых и правоохранительных органов в отношении «АМЭС-холдинга». Публикация этого документа произвела настоящую сенсацию федерального масштаба. Однако поскольку Кислин не смог предоставить неопровержимых доказательств подкупа высших должностных лиц Тульской области, включая Харитонова, все фигуранты письма остались при своих должностях.

6.2.2. Конфликт вокруг кабельной сети «Альтаир»

Заметную роль, если верить открытым источникам, С.Харитонов некоторое время играл и в конфликте за тульскую кабельную сеть «Альтаир». Борьба за этот актив продолжается почти 7 лет, с весны 2003 года, когда без вести исчез собственник и основатель компании Александр Воробьев. Вскоре после этого трагического происшествия интерес к кабельным сетям выказал совладелец холдинга «ФМ-Медиа» Григорий Нуждихин. Ему удалось перехватить контроль над активами Воробьева, добившись назначения своего делового партнера Александра Ядыкина доверительным управляющим ТК «Альтаир».

Помешать рейдерскому захвату попытался давний оппонент Нуждихина владелец КГ «Посольский Дом» Михаил Сергеевым. Фактически он выступил на стороне родителей пропавшего бизнесмена, законные интересы которых были попраны группировкой Нуждихина. Сергеев, по данным тульских интернет-ресурсов, в своей борьбе за «Альтаир» попытался заручить поддержкой С.Харитонова, благо зять главы «Посольского дома глава Тульского филиала «Россельхозбанка» А.Ткаченко — имеет давние дружески связи с ГФИ.

По некоторым данным, с подачи Дудки ГФИ якобы даже вызывался в аппарат полпредства и давал объяснения своему непосредственному начальству относительно своей вовлеченности в борьбу за «Альтаир».

 

 

[1] Нужно отметить, что впоследствии, при губернаторе В.Стародубцеве, фонд не только продолжил свою деятельность, но расходы на личные нужды уже нового руководства существенно увеличились. [2] В июле 2007г. Генпрокуратура возбудила по данному факту уголовное дело в отношении Березовского по обвинению в мошенничестве, отмывании и легализации денежных средств. [3] А.Самошин, ныне депутат Госдумы, является партнером крупного бизнесмена федерального уровня Александра Лебедева, руководителя Национальной резервной корпорации, который имеет в Тульской области бизнес-интересы. [4] В одном случае упоминался также вице-губернатор А.Лунев, который воспринимался в качестве более нейтральной фигуры. [5] На губернаторских выборах в апреле 2001 года административный ресурс мэрии Тулы был направлен на поддержку Стародубцева. [6] Некоторые СМИ упоминают Н.Калинина в окружении Харитонова. В советское время Калинин работал первым секретарем Центрального райкома ВЛКСМ. [7] Брат Владимира Ротина, Михаил, возглавлял при Н.Севрюгине скандально известный Фонд социальной поддержки населения Тульской области, распорядителем которого, по некоторым сведениям, являлся С.Харитонов. [8] По одной из версий, многих пугало, что за А.Самошиным стояли «газпромовцы» и Александр Лебедев. [9] В.Стародубцев мотивировал свой отказ тем, что его вето на законопроект было преодолено облдумой с нарушением процедуры. [10] В целом по результатам голосования за ЕР в декабре 2003 года по ЦФО Тульская область находилась на 16 месте из 18 регионов. [11] Срок губернаторства Стародубцева истекал 22 апреля 2005 года. [12] Нужно отметить, что на слушания не пришел ни один из приглашенных в качестве возможного кандидата в главы области. [13] Якобы за чрезмерные и ранее сроков проявленные губернаторские амбиции. [14] При этом Куприянов предложил назначить Дудку вице-губернатором, для того чтобы тот «вошел в курс дела». [15] В одной публикации «Молодого коммунара» Харитонов даже был назван хорошим другом Дудки, а выбор президента кандидатуры Дудки рассматривался как сделанный по предложению ГФИ. [16] Еще 23 марта Артемьев скептически оценивал способность Дудки работать губернатором. [17] Факт совмещения Постернак двух должностей даже вызвал кратковременное замешательство у депутатов облдумы во время процедуры утверждения губернаторских замов в мае 2005 года. [18] Тот самый Федотов, который в 90-х гг., будучи вице-мэром Тулы по социалке, являлся партнером Харитонова по установлению контроля над фармацевтическим бизнесом. [19] Впоследствии сумма взятки была сокращена до 10 000 евро. [20] Согласно закону, госслужашие обязаны либо продать, либо передать в доверительное управление принадлежащие им доли в коммерческих предприятиях. [21] Дальнейшая история конфликта такова. «АМЭС-холдингу» удалось предотвратить банкротство путем продажи в сентябре 2002 года акций КМЗ группе «Алеф-банк», который взял на себя в том числе и долги завода. Тем не менее, какая-то борьба со стороны региональных властей за активы завода велась и позднее, так как отмечены претензии УМНС к КМЗ в ноябре 2002 года. В марте 2003 года была достигнута договоренность между налоговиками и руководством завода о реструктуризации долга.  


Обсуждение: есть 1 комментарий
  1. Ольга:

    И вот такой «кандидат» сегодня устроил встречу с жителями пос.Заокский Тульской области, пока такие люди как он будут стремиться в депутаты ждать ничего хорошего не стоит. Мне он с первых слов не понравился, все его обещания вилами по воде писаны,зато сколько гонора,напора.

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 ТАС
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru