Воскресенье, 17 декабря 2017 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Эксперты: за химическими атаками в Сирии стоят боевики

27 сентября 2017

26 сентября МИД заявил о том, что Москва располагает данными о применении химического оружия террористами против гражданского населения в поселке Хан Шейхун. Напомним, что 4 апреля 2017 года в поселении Хан Шейхун провинции Идлиб была совершена химическая атака, в которой поспешили обвинить правительственные силы. В ночь с 6 на 7 апреля, США нанесли ракетный удар по правительственному аэродрому Шайрат, аргументируя это тем, что у них есть неопровержимые доказательства того, что именно отсюда взлетели самолеты, сбросившие начиненные якобы зарином бомбы. Однако, к таким скоропалительным выводам и действиям незваной коалиции еще в апреле появилось много вопросов.

Напомним предысторию. В конце марта-начале апреля 2017 года сирийская армия, отбив наступление на город Хаму, перешла в контрнаступление в провинции Идлиб. В первых числах апреля правительственные силы встали в 15 километрах от поселка Хан Шейхун. В окрестностях населенного пункта, по данным разведки, располагался командный пункт группировки, входящей в состав «Фронта Ан-Нусра», который и был целью сирийских ВВС. Сам поселок расположен на трассе Хама-Идлиб, в центре поселка — холм Тель Хан Шейхун. Никаких военных объектов и скопления живой силы противника в поселке не было.

Утром, 4 апреля 2017 года, сирийские ВВС нанесли авиаудар в районе Хан Шейхуна. По словам местных жителей, около 8 утра они, услышав гул самолетов спустились в подвалы. Через некоторое время, поднявшись на поверхность, они узнали о химической атаке. По их словам, пострадавшие от нее жили в домах, которые примыкали к тому самому холму в центре поселка с севера.

Очень оперативно на место химической атаки приехали представители «Белых касок». Остается дивиться мужеству этих людей — практически без средств химзащиты представители этой организации спасали людей, пострадавших от применения якобы зарина. В первые дни после совершения атаки, сведения о том, что это было за вещество сильно разнились. Кто-то называл зарин, кто-то хлор, где-то в сообщениях встречалось слово иприт. Такая несогласованность вызывает немало вопросов, хотя бы потому, что все эти вещества по-разному действуют на организм. Зарин — нервно-паралитический газ. Иприт (он же горчичный газ) — кожно-нарывного действия. Соответственно, и люди после поражения этими веществами выглядят совершенно по разному. К слову, в 2014 году руководство Сирии сообщило, что все боевые отравляющие вещества были переданы международной комиссии для утилизации.

«МК» поговорил с Игорем Димитриевым, репортером Anna-news. В то время он находился в Сирии и провел собственное расследование о применении боевых отравляющих веществ в Хан Шейхуне. Он обратил внимание на несколько интересных моментов. Во-первых, по данным разведки помимо командного пункта, в трех километрах от поселка в горном массиве, был расположен госпиталь боевиков. Примерно за месяц до атаки организация «Белые каски» завезла туда комплекты химзащиты и провела обучение по использованию, о чем сообщила на своей странице в Фейсбуке. Во-вторых, в это же время представитель сирийского Министерства обороны выступил с заявлением о возможных провокациях в этом районе с применением химического оружия. Представитель министерства рассказал, что им поступили разведданные о том, что боевикам пришла партия нервно-паралитического газа. 4 апреля после авианалета ( а целью авиаудара мог быть только командный пункт) жители поселка узнали о жертвах химической атаки. Примечательно, что от командного пункта боевиков, до холма, с северной части которого и оказались пострадавшие, около 2 километров, поэтому ошибку наведения можно исключить. Игорь рассказал, что на самом холме нет жилой застройки, а госпиталь боевиков расположен от него за три километра, поэтому смысла бомбить участок в черте поселка сирийским ВВС не было.

Олег Блохин, репортер Anna-News, который в тот момент тоже работал в Сирии рассказал «МК», что один из лидеров сирийской оппозиции Муххамед Аллюш в твиттере за день до атаки порекомендовал не хоронить тела умерших после воздействия этого отравляющего вещества. А после того, как пользователи сети спросили откуда у него данные о готовящейся химатаке и типе отравляющего вещества, Аллюш пост удалил.

Также смутил Олега и тот факт, что пострадавших повезли не в ближайшую больницу, а за 10 километров от места атаки. «Когда-то в Алеппо мы снимали действие химического вещества на людей. По своему действию оно похоже на эпилептический припадок — на камеру смотрится страшно, но вот стоящих рядом не поражает, поэтому мы тогда работали вообще без защиты. И если присмотреться к съемкам в Хан Шейхуне, то люди тоже бьются в конвульсиях — эффект тот же», — рассказал он. Позже турки заявили о том, что в Хан Шейхуне применялся зарин. Удивительно, что спасатели из организации «Белые каски» умудрялись на камеру делать людям, пострадавшим от действия нервно-паралитического газа, искусственное дыхание и остаться после этого в живых.

Из этих данных следует, что химическая атака была хорошо спланирована боевиками заранее. Целью ее было задержать стремительное наступление сирийской армии в провинции, а заодно и попытаться очернить правительственные силы.

Справка «МК»

Зарин — крайне ядовитое вещество. Зарин проникает в организм через вдыхание его паров, кожу, через слизистые оболочки тела. Он поглощается предметами одежды, конструкциями и может надолго задерживаться в них, вызывая отравление. В виде жидкости, зарин может находить на местности в течении нескольких суток, а в виде паров — около суток, в зависимости от погодных условий — чем жарче, тем дольше он теряет свои отравляющие свойства. Для защиты от зарина используют противогазы и комплект химзащиты.

По теме: Директор ЦРУ: Есть доказательства применения химоружия сирийским режимом 4 апреля

Лучшее в "МК" — в короткой вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 ТАС
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru