Понедельник, 20 ноября 2017 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Чем слабее память о сталинских репрессиях, тем больше «новых политзаключенных»

29 октября 2017

30 октября страна в 26-й раз отметит День памяти жертв политических репрессий. Памятная дата была внесена в российские государственные святцы через два месяца после победы молодой российской демократии над ГКЧП. Годы, увы, не пощадили ни демократию, ни демократов, ни идеи, которые они несли в массы. Число подвергшихся преследованиям по политическим мотивам за 26 лет существенно выросло, а память о кошмаре 1930-х и других годов, напротив, заметно ослабла. И два эти процесса явно связаны друг с другом.


Фото: msc agency

«К сожалению, точка в этой трагедии еще не поставлена, — бьет в набат Конгресс интеллигенции, выступивший накануне Дня памяти со специальным заявлением. — Атмосфера в стране вызывает тревогу: вместо старых терминов «враг народа», «шпион», «вредитель» введены в оборот новые термины, мало чем отличающиеся от прежних, — «иностранный агент», «нежелательная организация», «пятая колонна». Воссоздается обстановка поиска врагов, подозрительности и вражды. Мы наблюдаем все усиливающуюся травлю оппозиции… Современная Россия движется по тем же рельсам, которые привели страну к катастрофе 37–38-го года».

Правда, в качестве подтверждения тезиса подписанты (всего около 50 человек — правозащитники, писатели, музыканты, деятели кино, публицисты, предприниматели) приводят, пожалуй, не самые убедительные примеры, требуя, в частности, остановить «позорные процессы над Кириллом Серебренниковым, над Юрием Дмитриевым, иные процессы, мотивированные политическими причинами». Но с тем, что общественная атмосфера в стране, мягко говоря, не вполне здорова, спорить совершенно не приходится. Как и с тем, что в стране действительно имеются политзаключенные.

Можно привести массу примеров уголовных дел, политическую природу которых не будут оспаривать, пожалуй, даже представители власти. Самый яркий, пожалуй, — «болотное дело».

Появилось и много других примет возвращения к плохо забытому старому. Например, политэмиграция: достаточно много лиц, имеющих политические претензии к нынешней власти, покинули страну, опасаясь, и не без основания, оказаться за решеткой. А созданная нынешним летом в Совете Федерации Комиссия по защите государственного суверенитета вовсю оперирует такими терминами, как «политические диссиденты» и «антироссийские радиоголоса». Дежавю, да и только.

Но страшен не только и не столько масштаб репрессий власти: если сравнивать с советскими временами — а в особенности со сталинскими, — ее оппоненты находятся сегодня во вполне курортных условиях.

Пугает, во-первых, тенденция: с каждым годом гайки закручиваются все туже. И во-вторых — то, что общество, согласно всем социологическим исследованиям, против тренда этого в массе своей ничего не имеет. Одобряет, поддерживает и дает санкцию на дальнейшее «укрепление государственности».

Более того, все большее количество наших сограждан склонны оправдывать даже сталинскую борьбу с «врагами народа». Как показывают результаты недавнего опроса ВЦИОМ, 43 процента респондентов убеждены, что без репрессий в те годы невозможно было сохранить порядок в стране. Придерживающихся диаметрально противоположной точки зрения, то есть категорически осуждающих репрессии, правда, пока все еще больше, но совсем ненамного — 49 процентов.

Короче говоря, реабилитация жертв репрессий закончилась. Началась реабилитация палачей.

Дальше всего, как нетрудно догадаться, этот процесс зашел в КПРФ. Нынешняя позиция партии: а) репрессии не так страшны, как это малюют либералы и прочие «враги России»; б) пострадали не только невиновные. «829 тысяч за 32 года были расстреляны, включая всех бандитов, мерзавцев, всех предателей», — заявил на днях лидер партии Геннадий Зюганов. Некоторые его соратники выражаются еще более конкретно. На сайте Московского горкома КПРФ события 1937–138 годов описываются следующим образом: «Правотроцкистский блок, имевший своих людей в партии, в государственном аппарате, в Красной Армии, в НКВД, подпольные «ячейки» на местах, был замешан в шпионаже, во вредительстве и в терроризме… Это была борьба с предателями нашей страны…»

Словом, они ничего не забыли и ничему не научились. И речь далеко не только о российских коммунистах. В партии власти тоже немало тех, кто считает, что Сталин «был послан Богом для того, чтобы сохранить Россию». Цитата, для справки, принадлежит члену Высшего совета «Единой России», депутату Госдумы Елене Ямпольской.

На фоне этого махрового и все более радикального сталинизма президент, говоря словами Пушкина, выглядит «единственным европейцем». Впрочем, нельзя не заметить, что в последние годы его оценка сталинской эпохи претерпела некоторую трансформацию. И отнюдь не в европейскую «степь».

«Этим преступлениям не может быть никаких оправданий, — говорил Путин семь лет назад. — В нашей стране дана четкая… оценка злодеяниям тоталитарного режима, и такая оценка не подлежит ревизии». А вот, для сравнения, более свежее высказывание на ту же тему, сделанное в разговоре с американским режиссером Оливером Стоуном: «Сталин был продуктом своей эпохи… Мне кажется, что излишняя демонизация Сталина — это один из способов, один из путей атаки на Советский Союз и Россию. Показать, что сегодняшняя Россия несет на себе какие-то родимые пятна сталинизма. Мы все несем какие-то родимые пятна, ну и что?»

К апологетам «вождя народов» — в отличие от «демонизаторов» — у Владимира Владимировича и власти в целом никаких претензий почему-то нет.

Верным ли путем идем, товарищи?..

Лучшее в «МК» — в короткой вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 ТАС
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru