Понедельник, 20 августа 2018 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Трампу и Путину изменили инстинкты

18 июля 2018

Иногда слишком хорошо - это совсем не хорошо, а очень даже плохо. Рандеву Трампа и Путина в Хельсинки прошло в слишком “теплой и дружественной атмосфере”, и это грозит стать источником мощных проблем как для внутриполитических позиций самого Трампа, так и для перспективы нормализации российско-американских отношений.


фото: kremlin.ru

Конечно, мы пока не знаем, что именно происходило на закрытой части саммита – части, которая обычно является неизмеримо более важной, чем публичный обмен официальными любезностями. Однако действо в Хельсинки стало уникальным событием в истории современной мировой дипломатии. Событием, где привычный порядок вещей оказался перевернутым с ног на голову. Откровенно неудачная пресс-конференция двух лидеров во многом перечеркнула тот прогресс, который, судя по всему, был достигнут в ходе их личного общения.

Разумеется, грозовые облака обильно присутствовали на политическом горизонте еще накануне судьбносной встречи в Хельсинки. На заглавной странице сайта “Нью-Йорк Таймс” красовалась статья, озаглавленная вполне в духе сталинского 1937 года: “ Трамп, предатель и государственный изменник”.

Находящийся в контрах с Трампом почти с самого момента назначения на пост заместителя генерального прокурора США в начале прошлого года Род Розенстайн “случайно” приурочил официальное выдвижение обвинений против “12 сотрудников ГРУ” к мероприятию в финляндской столице.

Трудно поверить и в то, что практически совпавший по времени со встречей Путина и Трампа арест в Америке молодой и красивой “русской шпионки” Марии Бутиной не был осознанным подарком спецслужб США двум гостям Хельсинки.

Однако у Трампа и Путина все равно был в Хельсинки шанс несколько изменить траекторию развития – или, вернее, деградации – российско-американских отношений. Был, но сплыл – к моему глубокому сожалению, в полной мере воспользоваться этим шансом двум президентам не удалось.

Реальная повестка отношений между Москвой и Вашингтоном состоит не только и не сколько из темы “вмешательства Кремля” в американскую внутриполитическую жизнь. У нас истекает срок действия крайне важных договоров, касающихся ядерного оружия. Эти договора надо или продлевать, или чем-то заменять.

Нам надо что-то решать по поводу Сирии. Нам надо что-то решать по поводу Украины. Нам надо, наконец, переводить конфронтацию между двумя главными ядерными державами мира в управляемую плоскость.

К несчастью, на итоговой пресс-конференции Путина и Трампа все эти жизненно важные стратегические проблемы были отброшены в тень сиюминутной и коньюнктурной темой, на которую двум президентам следовало говорить как можно меньше. Если называть вещи своими именами, то и Трампу (в большой мере), и Путину (в гораздо меньшей, но все же очевидной степени) изменили политические инстинкты. Два лидера мировых сверхдержав пошли на поводу у журналистов, поддались на их провокации и, как следствие, проиграли.

Только не подумайте, пожалуйста, что, говоря о “провокациях журналистов”, я в чем-то обвиняю своих коллег. Взаимодействие политиков и прессы – это почти всегда игра с очень высокими ставками и примерно понятными правилами. Задача журналиста – вынудить политика сказать гораздо больше, чем тому выгодно. Задача политика – ответить на каверзный вопрос и при этом оставить охотника-журналиста без добычи. Вот как, например, это работает в случае, когда политик видит расставленную для него ловушку и умело ее избегает.

Журналист: “У меня есть вопросы к президенту Путину... Можете сказать, что президент Трамп сказал вам или намекнул в отношении официального признания Крыма как территории России?”

Путин: “У президента Трампа позиция по Крыму известная, и он ее придерживается. Он говорит о незаконности присоединения Крыма к Российской Федерации. У нас другая точка зрения. Мы считаем, что провели референдум в строгом соответствии с международным правом, с уставом ООН. Для нас, Российской Федерации, этот вопрос закрыт”.

Все, капкан умело обойден. Охотник – журналист может лишь бессильно клацать зубами. Он получил ответ на свой вопрос, но при этом остался без мяса, без реально ценной добычи.

Давать советы президентам двух великих мировых держав о том, как им следует общаться с прессой – точно не моя функция. Но, если бы все ответы на все “заминированные” вопросы на пресс-конференции в Хельсинки давались в духе только что приведенного мной примера, я бы сейчас писал текст совсем иного рода.

Но мы имеем то, что имеем: отбиваясь от вопросов о “вмешательстве России” в американские выборы, Трамп не просто угодил по очереди в несколько капканов. Он угодил в них с “особым цинизмом” - публично выразил недоверие собственным спецслужбам, находясь при этом в компании лидера жестко соперничающего с Америкой государства. Так не делается. Это неслыханное нарушение табу, за которое Трампу неизбежно придется заплатить очень высокую политическую цену.

Ничего сравнимого по масштабу с этой монументальной ошибкой Трампа Путин в Хельсинки не допустил. Но, как полноправный член стаи журналистов-охотников, я все равно настаиваю на своей точке зрения: политические инстинкты на пресс-конференции в финляндской столице изменили не только Трампу, но и ВВП.

Путин, на мой взгляд, не “прочувствовал момент”, не понял, что любой его подробный ответ с отрицанием вмешательства России в американские выборы, будет в обязательном порядке использован против него самого. Путин разговаривал с американскими журналистами как с людьми, которых в чем-то можно убедить. А убедить их – по крайней мере, по этому вопросу – ни в чем было нельзя. Их можно было только заставить сменить тему разговора, перефокусировать беседу на что-то более важное – по примеру, скажем, знаменитой реплики Маргарет Тэтчер в ходе ее интервью советскому ТВ в 1987 году: “А ничто другое вас не интересует? Советско-британские отношения, например?”

Но довольно, о том, что уже невозможно исправить. Саммит в Хельсинки должен был дать импульс восстановлению связей между государственными аппаратами России и Америки. Если такой импульс и есть, то пока он еще не прошел. Зато новый мощный импульс получила волна антироссийской истерии в США и волна спекуляций на тему “Трамп - агент Кремля”. И это плохо, очень плохо. В недавнем прошлом Трамп доказывал, что он не “агент Кремля”, с помощью подчеркнутой жесткости в отношении России. Очень не хотелось бы, чтобы это недавнее прошлое не стало скорым будущим.

Читайте материал «Путин опасно переиграл Трампа в Хельсинки»

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 ТАС
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru