Четверг, 13 декабря 2018 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Соглашение «Минск-2» перечеркнуто законом «о военном тупике»

22 января 2018

Пакетному соглашению о мирном урегулировании конфликта на Донбассе (кратко обозначаемому как «Минск-2») исполняется три года, а военный воз и ныне там — на Донбассе. Хотя при подписании документа предполагалось реализовать все 13 его статей до конца 2015 года полностью. Но не случилось — из-за нелюбви.

По структуре и содержанию соглашение «Минск-2» представляет собой почти хрестоматийную схему урегулирования сепаратистского конфликта между правящим центром государства и мятежной территорией путем правового компромисса: центр предоставляет сепаратистам ряд уступок в обмен на отказ от отделения и реинтеграцию в единое конституционное поле государства. По такой схеме — вовсе не уникальной, а типовой — в последние полвека в мире были урегулированы десятки конфликтов.

По соглашению «Минск-2» Киев обязался предоставить самопровозглашенным республикам ДНР/ЛНР социальную заботу, особый порядок самоуправления, амнистию для участников сепаратистских событий, а также возможность провести выборы в органы местной власти по украинскому закону и под международным контролем. Со своей стороны, бывшие сепаратисты, превратившись в автономистов, должны «навести порядок» на территории упраздняемых ДНР/ЛНР: убрать все вооруженные формирования, кроме «народной милиции», восстановить контроль Киева над прилегающим участком государственной границы и полное действие украинского права (с соблюдением встроенного в него «особого статуса»).

Успех соглашения «Минск-2» зависит от того, в какой мере обеими сторонами соблюдаются пакетность, этапность и последовательность шагов. Эти принципы критичны. Нельзя выбрасывать из пакета отдельные действия или произвольно менять их очередность. Произвол убивает всю схему. В частности, законодательное закрепление «особого статуса» реинтегрируемых территорий и амнистия участникам событий должны непременно предшествовать выборам и войти в силу одновременно с их назначением. А выборы (как и общее политическое урегулирование конфликта) должны состояться до восстановления контроля Киева над границей, иначе у центральной власти внезапно может пропасть установка на правовой компромисс.

При наличии достаточной доброй воли и последовательной международной поддержке соглашение «Минск-2» давно могло быть реализовано. Президенту Порошенко достаточно было сразу же вынести соглашение, уже одобренное «нормандской четверкой», Евросоюзом и Советом Безопасности ООН, на утверждающее голосование в Верховной раде. Время тут имело решающее значение: под прямым давлением внутренних радикалов политическая поддержка парламентом мирной развязки могла только падать.

Вместо быстрого миротворческого прорыва Петр Порошенко три года загонял ситуацию на Донбассе в военный тупик. За все это время соглашение «Минск-2» не было упомянуто ни в одном правовом акте Украины, оно вообще отсутствует в украинском правовом поле. А присутствует только в пропагандистской и дипломатической риторике. Этот формальный ритуал необходим, чтобы каждые полгода продлевались санкции, односторонне введенные Евросоюзом против России.

Довольно скоро Киев потребовал изменить согласованный в «Минске-2» порядок действий: сначала, дескать, установление административного контроля над сепаратистским анклавом, только потом — выборы и возврат социального обеспечения. Компромиссную формулу Штайнмайера (по имени тогдашнего главы МИД ФРГ), позволявшую быстро выйти на выборы и завершить урегулирование, Киев отклонил по умолчанию.

Затем последовала эпопея с блокадой территории ДНР/ЛНР: начиналась она как самовольная, но вскоре превратилась в государственную.

И вот, наконец, Верховная рада 18 января приняла закон №7163, который с полным основанием можно назвать Законом о военном тупике (ЗВТ).

Закон последовательно, одно за другим, перечеркивает все без исключения условия минского компромисса. За вами числился особый правовой статус? Забудьте: отныне ваш статус — оккупированная территория. Предполагалось широкое самоуправление? Оставьте: вами руководит преступная оккупационная администрация. Была обещана амнистия перед выборами? Ее не будет. Все, кто хоть как-то сотрудничает с оккупационной администрацией, подлежат уголовному преследованию. И никаких выборов не будет, пока не прекращено состояние оккупации. То есть пока не восстановлен полный военно-административный контроль над ДНР/ЛНР, включая границу мятежной территории с Россией. Занавес.

По новому закону никакого компромисса отныне нет. Остался только односторонний военный диктат. Но вот кто теперь объект этого диктата? ЗВТ полностью меняет официальный украинский нарратив по поводу конфликта на Донбассе.

Предметом соглашения «Минск-2» был украинский сепаратистский конфликт, который решался путем внутреннего урегулирования при содействии международных посредников и гарантов, включая Германию, Францию, Россию, ОБСЕ и СБ ООН. Неважно, какая риторика при этом звучала. Главный документ был написан именно так. Теперь для Киева все изменилось.

Согласно ЗВТ, на Донбассе имеет место нечто совсем другое — межгосударственный конфликт, в котором Россия выступает «агрессором и оккупантом», а боевые действия против армии Украины якобы ведут российские войска. По закону все государственные чиновники Украины теперь обязаны действовать в этой логике. Иначе тюрьма.

Оставим в стороне очевидно спекулятивный характер этого нарратива. Хуже всего то, что с принятием ЗВТ ни у кого не остается вообще никаких инструментов для мирного урегулирования конфликта на Донбассе. Просто — никаких. Кто теперь будет вести переговоры, с кем и о чем? Киев с Донецком и Луганском? Но там, по логике Киева, окопалась преступная оккупационная администрация, которую по ЗВТ лишили всяких надежд на самоуправление, амнистию и выборы. Из вопросов, вообще имеющих смысл для обсуждения, остались только два — прекращение огня и обмен пленными.

Переговоры Киева с Москвой? А как Киев определит предмет переговоров? Агрессор и оккупант, сдавайся, уходи и плати репарации, а твои граждане и «коллаборанты» пачками пойдут под международный уголовный суд? Что-то в этом роде?

Можно уверенно прогнозировать, что Москва вряд ли когда-либо сядет за стол переговоров в таком качестве и с такой повесткой. Даже если предложение об «обуздании кремлевского агрессора путем переговоров» поступит не прямо из Киева, а через международных посредников.

При всей зловещей безысходности, порождаемой новым украинским законом, минский миротворческий процесс еще рано окончательно хоронить. Соглашение «Минск-2», образно говоря, тяжело ранено, но не убито. Реанимировать минский процесс или окончательно его добить могут Германия и Франция. А также США.

Напомним, что инициаторами соглашения «Минск-2» и гарантами его компромиссной природы выступили в 2015 г. лидеры Германии и Франции, специально прилетавшие для этого в Москву. Согласятся ли теперь Берлин и Париж с тем, как Киев в ЗВТ односторонне меняет предмет общих усилий «нормандской четверки»? Готовы ли они теперь вместо согласованного ранее компромисса между Киевом и сепаратистами заниматься межгосударственным конфликтом и силовым «принуждением Москвы к миру»? Советовались ли авторы ЗВТ с Берлином и Парижем вообще? Или только с Вашингтоном?

Роль Вашингтона в опасном развороте, предпринятом Киевом, заслуживает отдельного внимания. Трудно представить, чтобы принятие ЗВТ проходило без ведома Курта Волкера — американского куратора, опекающего политику Киева. Вряд ли случайно, что одновременно с принятием ЗВТ Верховной радой из Вашингтона прозвучало предложение перенести дальнейшие переговоры об урегулировании донбасского конфликта из Минска в Астану. Предложил перенос президент США Дональд Трамп, а поддержал идею президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.

Похоже, Назарбаев в данном случае просто подтвердил свое известное миролюбие и гостеприимство. А вот у Вашингтона, возможно, появился «новый» план: опираясь на югославский опыт, передать территорию ДНР/ЛНР под контроль некой «международной администрации», опирающейся на вооруженный контингент «голубых касок».

План, прямо скажем, нереалистичный. Как и любой другой в условиях фактического продолжения на Донбассе боевых действий малой интенсивности. Пока противостоящие стороны физически не разделены ооновскими миротворцами, любые дипломатические конструкции могут рухнуть от одной перестрелки.

Вероятнее всего, Москва, Берлин и Париж предпочтут сохранить переговорную площадку в Минске и подтвердят необходимость исполнить соглашение «Минск-2» так, как оно было изначально написано. А вот американцам, памятуя другой исторический опыт, возможно, стоит попытаться открыть в Астане «второй фронт» — площадку для более регулярного обсуждения темы миротворческой миссии ООН на Донбассе.

Почему бы не осуществить миротворческую операцию на Донбассе в три этапа: сначала «голубые каски» (из стран, не входящих в НАТО) встанут на линии разделения противоборствующих сторон, затем возьмут под контроль места складирования тяжелых вооружений и боеприпасов, а в финале, после проведения на сепаратистских территориях выборов в органы местного самоуправления, смогут разместиться и в других пунктах, включая границу с Россией. При таком подходе участие миротворцев ООН не заменит «Минск-2», а ускорит реализацию этого соглашения.

Обсуждать миротворческую операцию ООН на Донбассе в Астане логично: США входят в постоянный состав СБ ООН и, можно сказать, контролируют там три голоса из пяти. Ну а Казахстан, вполне вероятно, мог бы предоставить своих бойцов в состав миротворческого контингента.

Так почему же соглашение «Минск-2», несущее Донбассу и всей Украине желанный мир, на третьем году своего существования оказалось в тупике и при смерти? Главная причина в том, что президент Украины Петр Порошенко не любит свою страну и свой народ. Зато любит себя во власти.

Нет, конечно, Петр Алексеевич ежедневно клянется в любви и стране, и народу, даже чувствует теплую волну и какое-то шевеление под правой ладонью, когда поет гимн перед телекамерами. Но это от любви к себе в роли и в должности. Страна и народ три года хотят мира, чтобы спокойно строить экономику и государство. Он может дать мир. Ничем не жертвуя и почти ничем не рискуя, кроме небольшой ссоры с внутренними радикалами. Но не хочет, находя всё новые причины и громоздя всё новые препятствия. Потому что не любит.

Стране и народу пора делать выводы.

Лучшее в "МК" - в короткой вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 ТАС
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru