Воскресенье, 17 декабря 2017 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Правозащитники на встрече с Путиным сказали о «холодной гражданской войне»

31 октября 2017

Нынешний День памяти жертв политических репрессий, официально отмечаемый в нашей стране 30 октября, Владимир Путин ознаменовал встречей с членами президентского Совета по правам человека. Правда, заседание оказалось непродолжительным: заслушав несколько коротких докладов, участники мероприятия во главе с президентом отправились открывать мемориал «Стена скорби», установленный на пересечении Садового кольца и проспекта Академика Сахарова. Там, несмотря на особенно скверную в этот день погоду, их ждал патриарх Кирилл.


фото: Наталия Губернаторова
30 октября в Москве был торжественно открыт мемориал «Стена скорби», призванный увековечить память жертв политических репрессий. В церемонии приняли участие Президент России Владимир Путин, патриарх Кирилл, мэр Москвы Сергей Собянин, члены Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека. Мемориал установлен на пересечении Садового кольца и проспекта Академика Сахарова. Автор памятника — скульптор Георгий Франгулян.

Сколько именно жертв репрессий мы поминаем сегодня, доподлинно не знает никто — дорожить каждой человеческой жизнью как высшей ценностью, к сожалению, не в традициях нашей страны. Несомненно одно: счет загубленным жизням идет на миллионы. Большинство экспертов сходятся на том, что в общий скорбный список входит более 10 млн имен. Открытие памятника, посвященного этим людям, определило компактность заседания с обсуждением лишь главных проблем в области защиты прав человека в нашей стране.

Первой из них сам Владимир Путин обозначил ситуацию вокруг НКО. В первую очередь речь идет о тех из них, что вошли в печально известный список «иностранных агентов». За последнее время, с гордостью сообщил он, число последних резко сократилось — со 165 до 89. Причем главным образом за счет того, что сами эти организации перестают брать деньги за рубежом, переключаясь на отечественные источники. Объем их финансирования в России вырос в 7 раз, обрадовал собравшихся Путин. Однако на этом позитив и закончился.

Председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева призвала Путина воспрепятствовать нагнетанию ненависти и истерии в стране, в том числе через СМИ, в первую очередь телевидение. Кроме того, государство должно строить диалог с обществом «не на запретах, а путем убеждения, что, конечно, труднее», подчеркнула Алексеева. Альтернатива — радикализация протестов и их уход в подполье. «А я хочу, чтобы весь народ уважал и любил избранного президента, а не только те, кто не умеет думать! — заявила глава МХГ. — Так что не надо больше запретов: их у нас и так уже больше, чем нужно, чтобы была возможность свободно дышать! Нужно изменить отношение власти к народу».

Старейшую отечественную правозащитницу поддержал Станислав Кучер:

— Из-за ощущения холодной гражданской войны, преследования инакомыслия и ползучего наступления мракобесия (дело Серебренникова, возня вокруг фильма «Матильда», дело Дмитриева, который сейчас находится в СИЗО, и т.д.) лишь за последнее время из страны уехали около 20 моих знакомых — молодых людей в возрасте 30–35 лет. Мне кажется, что вам как лидеру страны надо обратиться к народу с призывом к прекращению нагнетания истерии. Повлияйте на атмосферу в стране, и этот призыв те, кто надо, услышат. Кроме того, сейчас самое время помиловать политических заключенных.

Недовольны правозащитники и состоянием дел с массовыми уличными акциями, включая протестные. Региональные власти, сообщил президенту Николай Сванидзе, делают все, чтобы «не согласовывать проведение акций, причем сплошь и рядом под надуманными предлогами вроде экстренного ремонта поливочного водопровода, а то и вообще без объяснения причин»: «Правда, одну из этих акций пытался организовать Навальный. Но ведь в Конституции не сказано, что митинги оппозиции подлежат запрету!»

Слишком жестко, по словам Сванидзе, и силовики обходятся с задержанными на запрещенных акциях: набивают в автобусы вдвое больше людей, чем там имеется мест, держат там часами без воды, не допускают адвокатов и так далее. А уж суды над этими людьми и вовсе скорее напоминают фарс, ибо занимают не более пары минут на человека: «У нас имеется богатая история такого подхода, о чем самое время вспомнить как раз сегодня, — напомнил он. — Наша задача — защитить суд от этой профанации и вернуть ему доверие людей. Необходимо уйти от полицейского акцента нашего государства! Оно должно стать на защиту свобод человека!»

Читайте репортаж: Путин рассказал, что иностранцы целенаправленно собирают биоматериал россиян

Путин согласился, что «запретительных мер должно быть меньше, а активность государства должна быть направлена на решение проблем». Однако в целом особой истерии в стране Путин, по его словам, не наблюдает:

— Есть лишь отдельные всплески, причем не только у нас, а по всему миру — посмотрите, например, что сейчас делается в Европе или в США! Однако реагировать на них надо — тут я с вами солидарен, как это, возможно, и ни покажется удивительным. Я вас услышал и без шуток подумаю, как это можно сделать!

Правозащитники были готовы продолжать диалог с главой государства и дальше. Но тот напомнил, что у «Стены скорби» на холоде их давно уже ждут собравшиеся на открытие памятника, и пообещал продолжить беседу — предположительно, в декабре.

Лучшее в "МК" — в короткой вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 ТАС
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru