Суббота, 24 февраля 2018 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Надежда Савченко раскрыла неизвестные подробности обмена пленными на Донбассе

03 января 2018

27 декабря после вмешательства президента России Владимира Путина и при посредничестве патриарха Кирилла прошел большой обмен пленными между самопровозглашенными республиками Донбасса и Украиной. Мало кто знает, но планировалось, что второй этап обмена мог состояться уже в первых числах января 2018 года. Однако после того, как из фильтрационного лагеря в украинском Святогорске в день обмена вывезли обратно в колонии и следственные изоляторы всех граждан России, а обмен от формулы «306 на 75» вдруг «ужался» до передачи 233 заключенных сторонников ЛДНР в обмен на 74-х украинских пленных и «заложников войны» о втором этапе только заговорят в Минске 10 января.


фото: Дмитрий Дурнев

Надежда Савченко.

Кто остался за скобками большого декабрьского обмена, кого очень важного для Украины и тоже в последний момент придержали «про запас» самопровозглашенные республики Донбасса и зачем в Киеве было принято «политическое решение» убрать из обмена россиян в первые дни нового года рассказала «МК» народный депутат Украины Надежда Савченко.

- Надежда, почему обмен оказался таким нервным и что нужно делать, чтобы второй этап обмена пленными состоялся?

- В первую очередь очень хорошо, что первый этап большого обмена вообще состоялся. Не глядя даже на то, что случился он немного «косо» потому что переговоры длились очень долго и в ходе них так и не смогли упорядочить все эти списки.

Нужно отличать людей в этих списках - военнопленных и заложников войны, с одной и другой стороны. Нужно выделять отдельно россиян, как пример военных преступлений другой державы против нашей страны. И нужно выделять как отдельную категорию украинских политзаключенных в России.

И только потом нужно переходить к вопросам как наладить процесс и каким именно должен быть следующий обмен пленными.

- Кого Украина не смогла забрать из Донецка и Луганска?

- Военнопленных на сегодняшний день обменяли почти всех. Остались ненайденными с украинской стороны около 70-80 людей. Они не все подтверждены той стороной, подтверждённых на данный момент до 40 человек. Среди этих сорока, например, арестованный в июне 2017-го украинский журналист Станислав Асеев, которого ДНР пока наотрез отказалась отдавать.

Остальные могут быть в числе мертвых, пропавших без вести, могут быть перевезены в Россию как в свое время перевезли меня, а могут содержаться в местах, которые нам пока не хотят показывать.

Соответственно следующий этап для нас поиск всех этих людей и их последующая верификация.

Остались необменными пять важных украинских военнопленных. Двое в Луганской оккупированной территории, трое на стороне Донецка. Эти люди из ССО (Сил специальных операций - прим. «МК»), военнослужащие 3-го и 8-го полков спецназа.

Трое из 3-го Кировоградского полка спецназа находятся в заключении в Донецке четвертый год, были включены в списки на обмен, но в последний момент были заменены другими людьми, гражданскими «заложниками войны». Та сторона не уменьшала списки, а просто сменила пленных.

Мы их искали, спрашивали о них, их должны были отдать вместе со всеми военнопленными, но в последний момент их не отдали. Я могу понять противоположную сторону потому что эти люди наиболее ценные, за них идет наибольшая борьба. Если брать аналогию, то Савченко - эта та из политзаключенных, которую выпустили первой, а режиссёр Сенцов тот, которого могут выпустить последним. Почему? Должен быть «ледокол» и «замыкающий» - две ценных особы, которых раскручивают и подают обществу как стимул поясняющий почему над темой обмена нужно работать.

Так и относительно ребят из 3-го полка. Жены двоих из этих спецназовцев и сестра третьего вели наиболее активную компанию в Украине за освобождение пленных и сейчас много людей получили своих родных на свободе благодаря в том числе и их большой работе, а они при этом остались ждать своих родных. Поэтому они не остановятся, Петр Порошенко обещал им, что будет на связи и будет воспринимать все их инициативы по поводу возможного обмена их мужей. И все мы тоже будем им всячески помогать.

Следующий этап обмена должен быть относительно быстрым и идти вслед за первым. Можно сказать, что первый этап обмена «всех на всех» раскололся на две части. Тут в Киеве остались утвержденные списки, которые были просто недосогласованными, потому что не было желания отдавать всех людей.

Можно согласовать в ближайшее время какую-то часть этого списка, чтобы отдать этих людей взамен на пятерку наших спецназовцев.

- Что дальше?

- Следующий этап для нас - розыск. Нужно разыскать на той стороне тех, кого мы не могли до сих пор найти и изучить на нашей стороне списки людей, которых не отдавали на обмен. В первую очередь это «беркута» судимые за преступления на Майдане, граждане России и осужденные за особо тяжкие преступления. Нужно присмотреться к этому списку и понять, что с ними можно делать и на кого мы их все же можем менять.

Также надо понять, как мы можем освободить наших граждан, сидящих в тюрьмах Российской Федерации. Самое лучшее для нас - обменять на них граждан России. Последних у нас до трех десятков, из которых 14 - подтверждённых МИД России.

Наших украинцев в России включая крымских татар, в списке больше шестидесяти. Из них 25 человек арестованы еще в 2014 году и сидят четвертый год.

Я думаю, что политически межгосударственный обмен россиян на украинцев будет сделать невозможно потому что Владимир Путин заявил, что политзаключенные Украины в России никаким боком к Минскому процессу не привязаны. А обмен «всех на всех» идет в рамках Минского процесса и, кстати, все «наши» россияне включены в списки самопровозглашённых ЛНР и ДНР.

Что делать? Нужно пытаться как-то связать эти два процесса или пойти на прямые обмены. Того же Руслана Гаджиева и Виктора Агеева на, например, Станислава Клыха и Александра Кольченко из-за их плохого состояния здоровья.

Можно пойти по пути какой-то предвыборной амнистии для украинцев в России и амнистии для россиян у нас. Или передаче «третьей стороне» - в ОРДЛО, под «джельтментское» обещание дальнейшего освобождения наших в России. Но тут есть большой риск что кто-то кого-то опять надурит.

- Кстати, а что случилось с заключенными гражданами России при обмене 27 декабря? Их вроде готовили к обмену, привезли в фильтрационный лагерь, а потом «подсекли» и вывезли обратно, а суды снова приняли решения об их содержании под стражей?

- Во-первых, не всех россиян готовили к обмену. Часть из них даже не готовили юридически и никуда не вывозили. С другой стороны, скорее всего возврат россиян через ОРДЛО был скорее всего условием российской стороны. И это было допустимым если бы Россия гарантированно отдавала потом украинских политзаключенных любым другим способом - по экстрадиции, амнистии, помилованию - все равно! Но видно такой договоренности к моменту обмена не было.

Тут же такой процесс в этих переговорах, когда каждая сторона пытается работать не честно, а надурить соперника. «Надурить» в добром смысле этого слова - выторговать наиболее приемлемые условия для себя. И по всей видимости, когда согласовывали условия обмена с Патриархом и президентом России были названы просто цифры. Какие именно люди входят в эти цифры, при этом не афишировали. Все хотели результат, а при публично утвержденных списках от них нельзя было бы отступать, производить замены людей, мы же видели, что многие отказывались возвращаться на те территории.

Украинская сторона неоднократно делала заявления, что от нее требуют освобождения криминальных преступников. Мало того, Захарченко тоже публично заявлял, что ему не нужны «наркоманы с Херсона или бандиты с Николаева», а нужны исключительно боевые парни или люди, которые имеют статьи за сепаратизм или терроризм, то есть реально расшатывали Украину.

Разные ведь ситуации - есть воевавшие, а были и гражданские сидящие за обычные криминальные преступления, родственники которых воюют на той стороне и смогли включить их в списки. В итоге последние и не захотели идти на ту сторону, где идет война и где свою свободу им точно необходимо будет как-то отрабатывать.

При том, что в Украине такой человек может выйти из тюрьмы и спокойно жить со справкой о судимости.

- Скорее всего многим из «отказников» и пообещали быстрое освобождение, так ведь?

- Да, может и пообещали. Посмотрели на их реальные сроки, отсиженные в СИЗО и полученные по приговорам, посмотрели, что можно сделать по «Закону Савченко» и через УДО (условно-досрочное освобождение - прим. МК) и пообещали мирную жизнь на подконтрольной территории. Может даже у тех, кто отказался от обмена и вернулся в свои камеры сейчас, осталось по два-три месяца до освобождения. Это все понятно.

Так же через условно-досрочное освобождение, амнистии или через приговоры, которые по «Закону Савченко» будет соответствовать срокам уже отсиженного в СИЗО, вполне могут выйти на свободу и поехать обычным поездом через границу из своих камер и российские граждане. Если будут гарантии, что через какие-то механизмы, пусть при посредничестве Московской церкви, пусть и неделями позже, но в Украину отправятся наши люди из российских колоний и следственных изоляторов.

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 ТАС
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru