Четверг, 14 декабря 2017 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Мединскому стоит отозвать свою диссертацию «на переработку»

19 октября 2017

Итак, в пятницу, 20 октября, нас ожидает заседание президиума Высшей аттестационной комиссии, который должен будет рассмотреть эпохальную докторскую диссертацию историка и министра культуры Владмира Мединского. Экспертный совет ВАК уже рекомендовал лишить его степени, затем полезли новые скандальные публикации, какие-то хитрые перестановки в самом ВАКе, какие-то постановочные пресс-конференции… Уже не смешно. Людей вся эта заварушка откровенно стала напрягать.


фото: Геннадий Черкасов

Есть вопросы такого сорта, когда, независимо от объективных оценок, включается понятие мужской солидарности. Когда ты понимаешь, что у мужика нашли, наконец, больное место и в это место начинают с удовольствием бить, — я не сказал бы, что еще бьют лежачего, поскольку административный ресурс у министра культуры пока в силе, но, в принципе, ситуация близка к нокдауну.

Мединский никогда не боялся критики, — напротив, резкими заявлениями и поступками (а иногда просто ляпами и хлесткими замечаниями) он всегда эту критику провоцировал. Кстати, практически не заигрывал с прессой, — напротив, выказывал ей, прессе, всяческое «фи» в лицо по самым разным поводам. Ему нечего было бояться, он знал, что судят по результатам, а главный медийный результат его правления очевиден — он снес всю прежнюю затхлую управленческую верхушку, и посадил на вверенные ему учреждения креативную команду.

Иные прежние министры как огня боялись медийных скандалов, Мединский эти скандалы обратил в свою пользу, и был, казалось, неуязвим. Даже ситуация с его заместителем Пирумовым — во всяком случае, в видимом глазу поле — нисколько его не подкосила. И кто бы мог подумать, что какая-то там диссертация сделает своё черное дело. Ведь все знают, как эти диссертации писались в последние …цать лет даже официальными учеными, а что уж говорить о всяческих депутатах и чиновниках, для которых это было чем-то вроде золотого брелочка на ключах от «Бентли», что называется «прикупали на сдачу»…

Ученые как класс были втоптаны в грязь, размазаны катком, и никто из них и голову не поднимал высоко в медийном поле, кроме разве что покойного академика Виталия Гинзбурга, не боящегося идти против всех и вся, ну и отказ от премии института Клэя нашим ученым Григорием Перельманом стало разрывом шаблона в нравственно разложившемся обществе, утратившем веру во что бы то ни было. Так что ученых давно никто ни о чем не спрашивал, они были — тля, ничтожество: кто они и кто все эти борзые воротилы вокруг?.. Но всё потихонечку возвращается на круги своя.

Когда Мединский защищался, я уверен, он и в голове не держал, что кто-то по-серьезному заинтересуется его диссертацией. Вполне могу представить, как это было психологически. Он всегда искренне интересовался историей, в частности, историей Второй мировой войны — такой нормальный, здоровый мальчишеский интерес, ну вроде хобби, и вот на уровне хобби это и должно было остаться. Потому что докторская диссертация по определению означает, что ты — ученый. Ты сознательно 24 часа в день, 365 дней в году кладешь на алтарь науки, это специфический образ жизни, без суеты, без всяких поблажек и компромиссов. Нельзя быть ученым и попутно быть журналистом, министром, кем бы то ни было, — не та психология, не та организация мозгов. Журналисты, публицисты привыкли получать результат молниеносно, они легко жонглируют любым количеством умных мыслей, а ученый… ученый рождает, дай бог, одну умную мысль за всю жизнь. Но это фундамент.

Мединский — человек до мозга костей прагматичный, вероятно, диссер ему был нужен для продолжения карьеры, да и безо всякой карьеры он, возможно, подумал так — историей я интересуюсь, книжки пишу, умные мысли генерирую, кому как ни мне иметь докторскую, тем более когда всё на мази с ее защитой? Понятно, что в его окружении каждый второй мог иметь липовые диссеры по самым разным специальностям, а он, вроде как, никакой и не липовый — он душою болеет за родину!

Так что его логику понять можно. И всем было бы начхать конкретно на его диссертацию, если бы ситуацию не докрутили до такого момента, когда в нее теперь втянуто очень много весомых людей. Мединский и прежде не брезговал круговой порукой (что ему долго еще не простят), но тут эта самая порука обратилась уже против него. Это только кажется, что министр образования Васильева легко так заступилась за Мединского — ладно, мол, два слова сказала, с нее не убудет. Она кладет на стол — как раньше партбилет — свою собственную репутацию. Да, в ее случае, это оправдано — защищает коллегу. Но эта защита довольно дорого ей лично обходится, как бы изящно все это ни смотрелось со стороны.

Оставят Мединского доктором, не оставят — он уже проиграл. В любом случае. Потому что слишком дорого обошелся всем. В эту бучу было втянуто слишком много людей, чуть ли не изнасилованы несколько приличных вузов, целые коллективы. И все эти чиновники, ученые бегают, суетятся, отнекиваются, отмалчиваются, прячут глаза, хитрят — ради чего?

И дело не в том уже, а надо ли оно им? А в том, что это происходит на глазах огромной страны. Ну это как ученых заставить фильтр Петрика выдвинуть на Нобелевскую премию. Дело зашло слишком далеко. Оно уже давно вышло за пределы разумного скандала, за пределы неразумного скандала, теперь выходит за пределы фарса.

Дальше — по логике вещей — просто появится кто-то, кто возьмет и поставит в этом деле жирную точку, хотя бы из чувства сострадания к ученым. Как в сказке про Муху-Цокотуху. Один ВАК, второй ВАК, третий ВАК, сколько можно?

Читайте материал: Минобрнауки спрятало от президиума ВАК диссертационное дело Мединского

Поэтому будет самым умным, если эту жирную точку поставит сам Мединский. Формулировок «для прессы» можно найти в наше двуличное время сколько угодно — например, «отозвал на переработку» (типа появились новые неожиданные данные). Почему нет? Слов умных можно придумать сколько угодно: «моя диссертация слишком прогрессивна для вашей застойной исторической науки», «я отзываю диссертацию, чтоб не порочить моих учителей» и так далее. Но это надо сделать, потому что иначе ситуация становится необратимой. Отозвал сам — скандал исчерпан, никому он больше неинтересен, хотя бы, кстати, потому, что звание доктора наук пока, к сожалению, никаким особым авторитетом не пользуется.

Это было бы счастьем, если б на Мединском заканчивались все проблемы; но как только он перестанет быть доктором, оставшимся докторам и кандидатам надо будет ох как постараться, чтобы вернуть российской науке авторитет, ее достойный. За ними слово. А Мединский и так пройдет своим чередом.

Вечерняя рассылка лучшего в «МК»: подпишитесь на наш Telegram-канал

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 ТАС
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru