Вторник, 18 декабря 2018 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Заставь дурака с фашизмом бороться

27 января 2018

После триумфального возвращения Крыма домой в 2014 году Россию постарались по максимуму выдавить из общеевропейских структур. Но есть в Европе орган, где мы по-прежнему входим в число самых главных действующих лиц — главных, но, к сожалению, не тех, в числе которых хотелось бы находиться.  


фото: Алексей Меринов

Европейский суд по правам человека в Страсбурге опубликовал отчет о своей деятельности за прошлый год. По количеству жалоб на ту или иную страну, которые находятся сейчас на рассмотрении суда, мы занимаем «почетное» второе место, сильно уступая Румынии и незначительно опережая Турцию и Украину. Но вот по количеству вынесенных судебных решений о нарушении прав человека Россия, к сожалению, абсолютный лидер. На нашу долю пришлось 293 таких вердикта, на долю Турции — 99, на долю Украины — 82.

У меня очень сложное и противоречивое отношение и к Европейскому суду по правам человека, и вообще к международным судебным структурам. Когда международная постоянная палата третейского суда в Гааге в том же 2014 году приказала России выплатить 50 миллиардов долларов бывшим акционерам ЮКОСа, меня просто колотило от бешенства. Я не понимал и по-прежнему не понимаю, почему российские налогоплательщики, включая меня, должны платить Ходорковскому с коллегами хоть один цент. Мне также откровенно не нравится, когда Алексей Навальный переносит внутрироссийскую политическую борьбу в стены ЕСПЧ, пытаясь доказать помимо всего прочего, что его незаконно не зарегистрировали в качестве кандидата в Президенты России. У меня нет позиции по поводу того, должны ли были дать Навальному возможность стать официальным соперником Путина на президентских выборах. Но я твердо убежден, что такие вопросы должны решаться в России, а не во Франции, где расположен Европейский суд. Понятие «государственный суверенитет», слава богу, еще никто не отменил.

Однако при всем своем неприятии иностранного вмешательства в наши внутренние дела я абсолютно убежден: если Россия в обозримом будущем вдруг решит распрощаться с ЕСПЧ, это станет для нашей страны самой настоящей трагедией. Вот несколько типичных новостей последнего времени. Многодетного отца из Коломны приговорили к полутора годам колонии общего режима за перепост в социальных сетях чужого антироссийского текста с резко критическим комментарием в его адрес. Но даже если бы такого комментария не было, действительно ли тяжесть совершенного преступления тянет на такой приговор? В Архангельске волонтер штаба Навального получил штраф в тысячу рублей за публикацию в социальных сетях снимка советских солдат, стоящих с опущенными знаменами немецких войск на Параде Победы в мае 1945 года. «Бдительный» судья усмотрел в этом публичную демонстрацию нацистской символики. В Новгороде еще один «бдительный» судья оштрафовал местного жителя на 30 тысяч рублей за то, что он в тех же социальных сетях добавил в свой личный плей-лист сомнительный клип некой польской блэк-метал-группы.

Конечно, Россия — огромная страна с огромным количеством судов, которые выносят огромное количество приговоров. А в огромном количестве всегда будет некая доля абсурдного. Но не слишком ли велика в последнее время эта обязательная доля абсурдного? Мне кажется, что слишком. А еще мне кажется, что в нашей судебной системе отключены страховочные механизмы, которые позволяли бы ей самой исправлять свои ошибки. И так, похоже, кажется не только мне одному. Помните случай, когда Владимир Путин с негодованием публично зачитывал некое судебное решение, а потом изумлялся его абсурдности? Помните ситуации, когда ВВП зависал от удивления, слыша о судебных решениях, когда за «страшное преступление» в виде отправки эсэмэс женщинам давали реальные сроки за решеткой?

Я думаю, что в ходе своего следующего президентского срока Путин должен перестать удивляться нравам и обычаям нашей судебной системы — перестать удивляться и начать наконец действовать не точечно, а системно. Словосочетание «судебная реформа» мы в последние годы слышим только в контексте нахождения нового руководящего кресла для Дмитрия Медведева после его ухода из премьеров. И это совершенно ненормально. За последнее десятилетие Россия сумела реформировать свою армию и во многом вернуть ей былой авторитет в обществе. Недавно, например, мой знакомый большой начальник огорошил меня рассказом. Его начали осаждать родители призывников, которых в силу каких-то причин не взяли в армию. На первых порах мой знакомый искренне не мог понять, чего от него хотят. Но после выслушивания десятков просьб «возьмите сыночка!» до него дошло. Некоторые «самые умные» родители считают службу своего чада в рядах Вооруженных сил залогом его будущей успешной карьеры в госорганах.

Можно ли было представить что-то подобное в 90-е или даже в начале нулевых? Нет, нельзя. Армия тогда казалась безнадежно больным организмом. А если так, то почему же тогда власть мирится с тем, что у нас такой суд и такая тюремная система? Может быть, дело в не отсутствии реальных возможностей изменить положение дел в этих сферах к лучшему, а в том, что такая задача не является для Кремля приоритетом? Если мои подозрения обоснованны, то Путину стоит очень внимательно взглянуть на список новым, свежим взглядом. Приятно, разумеется, что у граждан РФ есть возможность апеллировать к судьям в далеком Страсбурге. Но тот «рекорд», который наша страна поставила в Европейском суде по правам человека, не относится к числу достижений, вызывающих гордость.

Читайте материал: "Фото, причиняющее им страдания".

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 ТАС
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru