Вторник, 24 апреля 2018 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

В Генпрокуратуре рассказали о самых коррумпированных борцах с коррупцией

17 декабря 2017

Красноречивые цифры и факты, свидетельствующие о том, как правоохранительные органы воплощают в жизнь Национальный план противодействия коррупции на 2016-2017 годы, озвучило руководство Генпрокуратуры в пятницу. Судя по докладам Генпрокурора Юрия Чайки и его первого зама Александра Буксмана, «в целом» эта работа ознаменовалась «значительными достижениями». Только вот частности, на которые прокуроры потребовали от руководителей правоохранительных органов обратить особое внимание, ввергают в полное недоумение: а те ли люди вообще у нас взялись бороться с коррупцией?


фото: Алексей Меринов

Юрий Чайка сначала рассказал о достигнутых положительных результатах:

- В целом реализация мероприятий Национального плана противодействия коррупции на 2016 – 2017 годы позволила совершенствовать антикоррупционное законодательство, в том числе в рамках международного сотрудничества, улучшить работу по проведению экспертизы нормативных правовых актов. Увеличилось число выявленных преступлений коррупционной направленности, совершенных в составе организованных групп, а также в крупном или особо крупном размере. В результате проведенных оперативными сотрудниками ФСБ и МВД совместно со следователями мероприятий пресечена преступная деятельность ряда высокопоставленных чиновников федерального и регионального уровней, - сообщил Генпрокурор.

Также, по его словам, «систематизировалась, и как следствие, стала более эффективной борьба с «откатами» в сфере госзакупок». В частности, установлено, что больше всего нарушений, связанных с откатами, выявляется в образовании, здравоохранении, дорожном строительстве и жилищно-коммунальном хозяйстве.

И сразу же Генпрокурор указал правоохранителям на недостатки их борьбы с «откатами».

- Несмотря на распространенный характер подобных криминальных деяний, в 2016 году во всех регионах учтено лишь 121 преступление, связанное с «откатами», в 2017 году – 173. Более того, проведенная Генеральной прокуратурой проверка выявила во многих регионах искажения при их учете, в том числе необоснованное отнесение к «откатам» преступлений иных категорий, - сообщил Юрий Чайка.

Этим заявлением перечень проблем выявленных у правоохранителей, которые, как отметил Генпрокурор, «остаются нерешенными», только начинался.

- Не всегда тщательно отрабатываются сведения об участии должностных лиц – представителей распорядителя госфинансов в схемах хищения бюджетных средств, выделенных в рамках реализации госконтрактов, - рассказал Юрий Чайка.

Не замечаются и вмешательства чиновников в деятельность субъектов малого и среднего бизнеса. Выявлялись прокурорскими проверками и случаи, когда информация о противоправной деятельности должностных лиц, полученная в ходе оперативных мероприятий, «не направлялась в подразделения расследования для дачи ей правовой оценки». Зато, одно и то же нарушение одного и того же лица, учитывалось одновременно и в виде процессуальной проверки и в виде оперативной разработки, что, по словам Юрия Чайки, лишь «создает видимость работы».

Не увидел «значимых изменений» Генпрокурор и «в вопросе возмещения ущерба, причиненного коррупционными преступлениями», нет «ощутимых результатов работы по установлению имущества» коррумпированных чиновников, на которое можно наложить арест.

- Проблемы здесь сохраняются как на этапе предварительного расследования, так и при исполнении приговоров и иных судебных актов. В текущем году судебными приставами в виде штрафов взыскано только 2,5% от назначенных наказаний, - рассказал Юрий Чайка.

Была отмечена «волокита при производстве расследования уголовных дел коррупционной направленности и сопутствующее ей принятие незаконных решений». А также падающее качество расследования.

- Растет число уголовных дел, возвращенных прокурорами для дополнительного расследования, либо пересоставления обвинительного заключения, - сообщил Чайка, отметив, что в 2016 году таких дел было более тысячи, а за 9 месяцев этого года – уже 808.

Александр Буксман также заявил, что в ряде регионов «правоохранительные органы только и занимались, что выявлением мелкого взяточничества (до 10 тыс. рублей, - «МК»). В Кабардино-Балкарской республике, по его словам, в общей структуре выявленного взяточничества мелкие составили 85%, В Магаданской — 83%, В Кировской и Курганской областях — по 82%, В Республике Марий Эл — 79%. А вот «несмотря на рост оперативно-служебных материалов в отношении лиц особого правового статуса, членов организованных преступных групп и преступных сообществ в прошлом году в 44 регионах дела оперативного учета в отношении указанных категорий лиц не реализовывались».

При этом, как отметил Буксман, «за полтора года прокурорами вскрыто более 5 тысяч фактов необоснованного отнесения деяний к категории коррупционной направленности» и это 50% от общего количества нарушений, что были допущены при учете всех категорий преступлений.

Самое же парадоксальное, что прозвучало на совещании - это то, что на фоне постепенного снижения общего числа зарегистрированных преступлений в коррупционной сфере, число таких преступлений, совершенных сотрудниками правоохранительных органов, продолжает расти.

- За 9 месяцев этого года установлено порядка 1,3 тысячи сотрудников правоохранительных органов, совершивших коррупционные преступления. Большинство из них – 729 – это сотрудники органов внутренних дел, 191 преступление совершено сотрудниками ФСИН, 174 – работниками службы судебных приставов, 70 – работниками таможенных органов, 57 – служащими Росгвардии, — сообщил Буксман.

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 ТАС
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru