Понедельник, 23 июля 2018 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Боевики уйдут в тоннели: что будет в Сирии после войны

22 ноября 2017

Говорят, что войны заканчиваются тогда, когда похоронен последний солдат. Если руководствоваться этим принципом, то до окончания войны в Сирии еще далеко. Да и горячая фаза войны, судя по сообщениям из арабской республики еще не завершилась — ВКС продолжают наносить удары. Можно ли говорить о скором завершении войны «МК» узнал у эксперта.


фото: AP

На встрече с президентом Сирии Башаром Асадом, Владимир Путин объявил о скором завершении войны в этой стране. Эксперт Российского совета по международным делам Антон Мардасов считает, что говорить об этом пока рано.

- Если мы имеем ввиду ИГ (организация запрещена на территории России), то основные анклавы этой организации действительно переходят под контроль других сил — либо правительственных, либо СДС. И пока это заявление о скором окончании войны — скорее политическая декларация. Нельзя забывать, что продвижение в сторону Дейр-Эз-Зора правительственных войск стало возможным только потому, что силы ИГ были сильно растянуты. Они увязли в боях с СДС в Ракке, были многочисленные столкновения по обоим берегам Евфрата. И даже в этом случае, про-правительственные силы умудрялись пропускать контратаки. Живым примером этого была ситуация в Аль-Каратейне, который был захвачен боевиками ИГ, и 22 дня удерживался, - рассказал он.

По словам эксперта, нельзя забывать о гонке про-правительственных сил с СДС за территорию, что создает дополнительный очаг напряженности.

Нельзя говорить и о том, что потеряв территории ИГ окончательно разгромлено.

- Сейчас боевиков вытеснили в пустыню на границе с Ираком. И тут может сыграть два фактора — во-первых, боевики в восточных областях рядом племен воспринимаются как суннитская оппозиция. Опираясь на их поддержку, совершать диверсии, пытаясь дестабилизировать ситуацию, они могут очень долго. По сути, они возвратились к тому состоянию, в котором организация существовала в 2003 году, но ИГ как структуре удалось сохранить свой костяк, приобрести колоссальный опыт строительства полноценных вооруженных сил и управления государством. А учитывая, что у ИГ достаточно последователей и за границами Сирии и Ирака, то говорить о полном разгроме этой организации преждевременно. И есть еще один немаловажный фактор — сценария реинкарнации ИГ в том или ином виде можно избежать, но для этого необходимо в первую очередь оперативно восстанавливать инфраструктуру и подключать местное население к различным проектам. Одновременно - проводить проводить оперативно-розыскные мероприятия по выявлению джихадистов, привлекать к этому органы пограничного контроля и т.д., то есть людей отлично знающих местность - пустыню, тоннели (именно в них большая загвоздка). Граница, Сирии и Ирака тянется на сотни километров. Агентурная сеть за время войны потеряна, местные племена сформировали свои органы власти, пограничники как в Сирии, так и в Ираке, обученные действиями по предотвращению контрабанды в специфической местности «перемолоты» в боях, а молодняк, который пришел им на смену, не искушен в подобного рода делах. Сеть подземных тоннелей в пустыне здорово упростят боевикам перемещение, тем более что ИГ имеет опыт выживания под землей.

Но главная проблема - согласование взглядов на политическое решение сирийского вопроса. Мирное урегулирование - понятие абстрактное. В рамках Женевского процесса и резолюции Совбеза ООН 2254 предполагается создание переходного органа управления страной, проведение выборов и т.д. То есть речь идет о масштабных реформе существующего сирийского режима, всей клановой системы управления.

- Однако сейчас все идет к тому, что Дамаск, который не собирается отказывается от власти и который считает, что победил в войне, рассматривает мирный процесс как действие, благодаря которому реальная вооруженная и карманная оппозиция будут смешаны, и все они так или иначе будут существовать на условиях режима Асада — объяснил Антон Мардасов. - По факту Россия должна играть роль модератора в этом конфликте и не ассоциироваться с режимом Асада, чтобы все ошибки Дамаска, не записывались на счет Москвы. Однако этого не происходит. А в условиях, когда режим в Дамаске, держится за счет иностранной помощи, включая поддержку проиранских сил на земле, сохранять действующую политическую систему в Сирии не дальновидно.

Как сообщил «МК» источник в Сирии, бои с боевиками ИГ продолжаются. В конце октября про-правительственным силам удалось отбить город Аль-Каратейн, который был взять боевиками. По сообщениям, в городе активизировались скрытые ячейки ИГ, которые при приближении боевиков помогли им захватить город. 22 дня Каратейн был под контролем боевиков. Итогом стало более 200 человек убитых местных жителей.

Такая ситуация вполне может повториться, ведь нельзя пока на сто процентов быть уверенными в том, что еще в каком-то населенном пункте у боевиков нет скрытых последователей. И здесь нужно решать проблему не только военными методами, но и политическими, экономическими и социальными, подключать местное население к значимым проектам — отметил источник.

Более того, для того,чтобы вернуть города к нормальной жизни нужно участие России в разминировании территории. Как сообщает источник, бои продолжаются в провинции Дейр-Эз-Зор в окрестностях городов Абу-Камаль и Маядин. Боевики оказывают ожесточенное сопротивление и на некоторых позициях предпринимают контратаки на позиции правительственных сил.

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 ТАС
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru