Понедельник, 20 ноября 2017 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Американский прокурор Мюллер: а вас, Путин, я попрошу остаться!

02 ноября 2017

Искали российских «агентов влияния», нашли вместо этого украинского. Первые решительные шаги специального прокурора США по расследованию «вмешательства России» в американскую политическую жизнь Роберта Мюллера вызвали в нашей стране шквал язвительных комментариев. И повод для демонстрации чувства юмора у нас есть. Пригвожденный Мюллером к позорному столбу бывший соратник Трампа Пол Манафорт — это человек, которого сам же специальный прокурор обвиняет в чем угодно, но только не в «порочащих связях с Кремлем». Но те в Москве, кто радостно объявил расследование Мюллера «фикцией», на мой взгляд, сильно поторопились.


фото: ru.wikipedia.org
Роберт Мюллер.

Расследование Мюллера — это не фикция. Расследование Мюллера — это набирающий скорость паровой каток, который вполне может измельчить своими колесами то, что осталось от российско-американских отношений. Мы в России в своей массе очень мало знаем о некоторых очень важных нюансах американской политической истории последних десятилетий.

Поэтому пока мы не очень осознаем, с каким именно явлением мы столкнулись в виде расследования специального прокурора Мюллера. Однако вскоре такое осознание непременно придет — и придет оно в самой неприятной форме из возможных.

Лет тринадцать тому назад во время своей поездки в США я позволил себе в язвительном тоне высказать американским экспертам свое не очень высокое мнение о политике, которая их страна проводит в Афганистане. Американские эксперты очень обиделись и попытались огрызнуться. Мне напомнили, что политика, которую в период пребывания в Афганистане своих войск проводил в этой стране Советский Союз, тоже была «не очень успешной». Тогда у меня не нашлось достойного ответа американцам. Такой ответ пришел ко мне позже: «Вы не учитесь на наших ошибках. Вы, похоже, настроены повторить каждую из них!»

Какое отношение эта история имеет к расследованию специального прокурора Мюллера? На мой взгляд, самое прямое и непосредственное. И я непременно постараюсь это доказать. Проявите только еще немного терпения. Западники при каждом удобном и неудобном случае обожают порассуждать о своей абсолютной победе над «советским монстром» в ходе «холодной войны». А вот о чем они говорят менее охотно: в современной западной политической действительности появляется все больше сходных черт с самыми непривлекательными особенностями советского государственного строя.

Иногда эти «родимые пятна» советской политической системы можно заметить на Западе невооруженным глазом. Вам, например, ничего не напоминает идущая сейчас полным ходом в США и Европе борьба с «сексуальными хищниками» из прошлого? Естественно, любое сексуальное насилие неприемлемо и должно быть наказано. Но ситуации, когда уважаемые люди без всякого суда и следствия, только на основании ничем не подтвержденных обвинений вдруг превращаются в «изгоев общества», вызывает у меня стойкие ассоциации со сталинским периодом нашей истории. А иногда бывает так: стойких ассоциаций нет, а реальное сходство тем не менее налицо. Это относится, например, к самой концепции должности специального или, как его называли раньше, независимого прокурора США.

Небольшой исторический ликбез: эта должность была введена в 1978 году специальным законом «Об этике в правительстве». Причина введения — события 1973 года, когда, пытаясь остановить расследование своей деятельности, тогдашний президент США Ричард Никсон уволил всю верхушку министерства юстиции. Никсону это, как известно, не сильно помогло: чтобы избежать импичмента, ему пришлось уйти в отставку. Но чтобы обойти подобные ситуации в будущем, расследование в отношении высокопоставленных особ было решено поручить специальным независимым прокурорам, выведенным за рамки обычной вертикали власти.

Казалось бы, что у такой системы общего со сталинско-бериевским «механизмом юстиции»? При Сталине вся «система правосудия» замыкалась непосредственно на «великого вождя». А на деятельность американского специального прокурора никак не может повлиять ни министр юстиции, ни даже президент страны. Однако когда система независимых прокуроров заработала в США на практике, вдруг выяснилось: нечто общее с «правосудием в сталинском стиле» у нее все-таки есть. Все уперлось в старый как мир вопрос: кто будет контролировать самого главного контролера?

В самой концепции поста независимого прокурора обнаружился неожиданный дефект. Если обычный прокурор расследует — или, по меньшей мере, должен расследовать — событие, имеющее признаки преступления, то специальный прокурор расследует человека. Если запустившие механизм расследования первоначальные обвинения в адрес этого человека не подтвердились, специальный прокурор имеет полное право зайти с другой стороны: попытаться найти признаки криминала в других поступках своего «подопечного». И обычно специальные прокуроры этим своим правом активно пользуются.

Два предыдущих абзаца основаны вовсе не на моих наблюдениях за американской политической жизнью. Их основа — умозаключения Боба Вудворда, знаменитого американского журналиста, чьи разоблачительные репортажи, собственно, и привели к отставке президента Никсона. В своей выпущенной в 1999 году книге «Тень» Вудворд убедительно доказывает: допущенные при создании закона 1978 года ошибки отравили атмосферу почти каждого современного американского президента — от Картера до Клинтона. К сожалению, с 1999 года изменений к лучшему в этом плане в американской политике не произошло — если изменения и есть, то только в худшую сторону.

Мы пока точно не знаем, как себя будет вести специальный прокурор Роберт Мюллер. Мы еще не понимаем, будет ли он пытаться сохранять объективность или действовать по канонам независимого прокурора Кеннета Стара, который пытался прижать Билла Клинтона любой ценой. Но с вероятностью в 90% Мюллер будет очень широко закидывать свои сети и проверять на совершение «порочащих поступков» большое количество самых разных людей. Если такие «порочащие поступки» — не обязательно имеющие отношение к России — будут найдены, то некоторым из числа этой «пойманной дичи», в точном соответствии со стандартной американской правоохранительной практикой будет предложена сделка: хочешь облегчить свою участь? Тогда сдай другого — более виновного. Расскажи, как этот злодей помогал России подрывать американскую демократию!

Я опять же не хочу делать никаких прогнозов о том, каких масштабов может достичь описанное выше явление и куда оно в конечном счете заведет и расследование Мюллера, и американский внутриполитический процесс. Но предчувствия у меня самые нехорошие: атмосфера российско-американских отношений в обозримом будущем не только не улучшится, но станет еще более отравленной. Демонизация Путина в Америке — да и во всех западных СМИ тоже — уже давно достигла гротескных масштабов. Но степень фантасмагоричности происходящего, видимо, будет только увеличиваться. Владимир Путин оказался для Америки идеальным «антигероем». Политический класс США не позволит «их Путину» — выдуманному образу российского президента — уйти со сцены. «Папаша Мюллер» (не знаю, как звучит реальное прозвище нынешнего специального прокурора и бывшего главы ФБР) об этом позаботится.

Разумеется, «паровой каток» с Мюллером за рулем не разрушит полностью отношения между Москвой и Вашингтоном. В прошлом эти отношения выдерживали и более серьезные испытания. Но как сильно эти отношения будут покорежены? И когда прекратится их кажущееся уже бесконечным скольжение вниз? Вопросы есть, ответов нет — даже, я полагаю, у прокурора Мюллера.

Лучшее в «МК» — в короткой вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 ТАС
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru